ДОНСКОЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

Схема Донского некрополя

Надгробия Пушкиным

Надгробие писателю В.А.Соллогубу

Здесь похоронен В.Ф.Одоевский

Надгробие А.О.Смирновой-Россет

Надгробие баснописцу И.И.Дмитриеву

Надгробие философу П.Я.Чаадаеву

Надгробие библиографу С.А.Соболевскому

Надгробие П.Д. и Н.Д.Киселёвым

Надгробие В.С. и Е.Н.Огонь-Догановским

Надгробие декабристу В.П.Зубкову

Надгробие М.А.Гартунг
НОВОДЕВИЧИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ И НОВОДЕВИЧЬЕ КЛАДБИЩЕ

Схема Ново-Девичьего некрополя

Надгробие поэту-партизану Д.В.Давыдову

Надгробие драматургу А.А.Шаховскому

Надгробие писателю М.Н.Загоскину

Надгробие писателю И.И.Лажечникову

Надгробие М.Ф. и Е.Н.Орловым

Надгробие историку М.П.Погодину

Надгробие декабристу С.П.Трубецкому

Надгробие А.И.Тургеневу

Надгробия Милютиным

Надгробие А.С.Уварову

Памятник Н.В.Гоголю


ВАГАНЬКОВО

Могила протоиерея Валентина АМФИТЕАТРОВА на воинском мемориале Великой Отечественной Войны.

 
Михаил Дмитриевич
АРТАМОНОВ

ПОД ВЕЧНЫМИ СВОДАМИ:
Пушкинский Некрополь Москвы

ПРЕДИСЛОВИЕ

Всё связанное с Пушкиным необычайно дорого каждому из нас не только как память, а как некий ключ к нашему собственному совершенствованию. И мы ищем в его следах, оставленных на земле, в его прозрениях опору в наших деяниях по дороге к завтрашнему.
М.Дудин

Воспоминание о прошлом всегда поучительно. В.Г.Белинский писал: "Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло нам о будущем". Но прошлое прежде всего люди. И вспомнить о них - пища для ума и радость сердцу.
Окружение А.С.Пушкина - блистательное собрание выдающихся людей его времени - литераторов, артистов, художников, композиторов, ученых, военачальников. Его друзьями и знакомыми были представители всех слоев общества, от царей и министров до простых крестьян. Об этом написано много книг. В них рассказывается о близких и дальних знакомых поэта, почти всегда указывается, где они родились, учились, служили, но очень редко упоминается о том, где они нашли свое последнее пристанище. Нас, как правило, больше интересуют места их появления на свет, нежели их могилы...
При изучении старых московских кладбищ мною выявлено около 340 мест захоронения родных, друзей и знакомых поэта. Они распределяются по 16 монастырским и старым московским кладбищам следующим образом:
Донской монастырь - 72
Ново-Девичий монастырь и Новодевичье кладбище - 95
Ваганьково - 66
Введенские горы - 6
Даниловское кладбище - 7
Миусское кладбище - 7
Пятницкое кладбище - 14
Данилов монастырь - 10
Алексеевский женский монастырь - 9
Лазаревское кладбище - 4
Новоспасский монастырь - 12
Покровский монастырь - 7
Симонов монастырь - 15
Спасо-Андрониевский монастырь - 5
Дорогомиловское кладбище - 1
Из почти 340 захоронений пока удалось найти лишь третью часть. Некоторые кладбища в 30-е годы были упразднены (Симонов монастырь, Лазаревское и Дорогомиловское кладбища, Спасо-Андрониевский, Данилов, Новоспасский, Покровский и Алексеевский женский монастыри), другие реконструированы (Ново-Девичий монастырь), поэтому, По-видимому, значительная часть захоронений друзей и знакомых А.С.Пушкина навсегда утеряна (только в Ново-Девичьем монастыре - свыше 70). Продолжать поиски, по нашему мнению, нужно на Ваганьковском, Пятницком, Миусском, Даниловском кладбищах, а также в Донском монастыре.
В этой книге рассказывается о большинстве родственников, друзей и знакомых А.С.Пушкина, похороненных на московских кладбищах, с которыми поэт встречался в разное время в Москве, Петербурге, на Кавказе, в Кишиневе и Одессе, в Болдине, Симбирске, в Тверской и других губерниях России. В конце книги приводится Список, составленный - для удобства уважаемых читателей - раздельно по монастырским и старым московским кладбищам. Сохранившиеся захоронения указаны на схемах трех ныне существующих некрополей.
В своей работе автор опирался на исследования видных пушкинистов, авторитетные издания (среди них словарь-справочник Л.А.Черейского "Пушкин и его окружение"). Их перечень отражен в списке литературы, помещенном в конце первого раздела. Тексты А.С.Пушкина даются по Собранию сочинений поэта в 10 томах (М., 1959-1962).
Фотографии выполнены краеведом и фотожурналистом А.Е.Субботиным, им же репродуцированы снимки из альбомов москвоведа А.Т.Лебедева, любезно предоставленных дирекцией филиала Музея архитектуры им. А.В.Щусева, за что автор выражает всем свою признательность.

СОХРАНИВШИЕСЯ КЛАДБИЩА
НЕКРОПОЛЬ ДОНСКОГО МОНАСТЫРЯ

Два чувства дивно близки нам -
В них обретает сердце пищу -
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
А.С.Пушкин

А.С.Пушкин часто бывал в Донском монастыре. По-видимому, он посещал могилы своих дедушки и бабушки (по отцовской линии), чтил память поэтов А.П.Сумарокова и М.М.Хераскова.

В Малом соборе похоронен дед А.С.Пушкина Лев Александрович Пушкин, артиллерийский подполковник. Он был предан Петру III: во время дворцового переворота 1762 года он отказался присягать Екатерине II и два года провел в крепости. "Мой дед, когда мятеж поднялся Средь петергофского двора, Как Миних, верен оставался Паденью третьего Петра. Попали в честь тогда Орловы, А дед мой в крепость, в карантин", - писал А.С.Пушкин в "Моей родословной". В набросках автобиографии он описал характер Льва Александровича: "Дед мой был человек пылкий и жестокий. Первая жена его, урожденная Воейкова, умерла на соломе, заключенная им в домашнюю тюрьму за мнимую или настоящую ее связь с французом, бывшим учителем его сыновей, и которого он весьма феодально повесил на черном дворе. Вторая жена его, урожденная Чичерина, довольно от него натерпелась. Однажды велел он ей одеться и ехать с ним куда-то в гости. Бабушка была на сносях и чувствовала себя нездоровой, но не смела отказаться. Дорогой она почувствовала муки. Дед мой велел кучеру остановиться, и она в карете разрешилась - чуть ли не моим отцом". У них, помимо отца великого поэта, был еще сын Василий и две дочери. Надгробие деда Пушкина в Малом (Старом) соборе утрачено. Однако несколько лет назад историку, исследователю Донского монастыря А.Г.Налетову по архивным документам удалось установить, что надгробие деда Пушкина находилось в Сергиевском приделе Старого собора. В документах сказано: "На правой стороне сего придела в стене медная посеребренная доска, на оной вверху всевидящее око, а ниже следует: "Против сей надписи погребено тело артиллерии подполковника Льва Александровича Пушкина, который родился 1723-го года февраля 17-го, тезоименитство его февраля 20-го, скончался 1790 года октября 25-го дня пополудни в 3-м часу. Жития его было 67 лет 8-м месяцев и 8-м дней", в надписи фамильный герб. А.Г.Налетов полагает, что Л.А.Пушкин похоронен в южном приделе Старого собора, очевидно, потому, что там уже был захоронен представитель рода Пушкиных. В этих же архивных материалах записано: "На той же стене близ окна означен памятник, вверху два ангела держат корону, а под нею надпись: "1715 года генваря 18-го дня, на память иже во святых отец наших архиепископов Александрийских Афанасия и Кирилла представился раб Божий Никита Борисович Пушкин, во иноцах нареченный Нифонт, рождение его сентября 8-го дня, тезоименитство его сентября 15-го числа. Жития его было 94 года и 5-ть месяцев и 14 дней и погребен против сея таблицы: "Боже духов всякия плоти упокой душу раба твоего со всеми праведными, в тя верующими".

И бабушка, дядя, две тети и две двоюродных сестры Пушкина похоронены у южного крыльца Большого (Нового) собора. У бабушки поэта памятник оригинальной формы. На нем надпись: "Пушкина Ольга Васильевна, урожденная Чичерина (1737-1802) - супруга артиллерии подполковника Льва Александровича Пушкина". Ее, конечно, поэт не мог помнить. Но он всегда помнил и нежно любил свою тетушку Анну Львовну (1769- 1824). В год ее кончины, находясь в ссылке, он написал "Элегию" на смерть Анны Львовны:
Ох, тетенька! Ох, Анна Львовна,
Василья Львовича сестра!
Была ты к маменьке любовна,
Была ты к папеньке добра,
Была ты Лизаветой Львовной
Любима больше серебра;
Матвей Михайлович, как кровный,
Тебя встречал среди двора.
Давно ли с Ольгою Сергевной,
Со Львом Сергеичем давно ль,
Как бы на смех судьбины гневной,
Ты разделяла хлеб да соль.

Многие упомянутые в этих стихах родные Александра Сергеевича покоятся радом с бабушкой и Анной Львовной. Елизавета Львовна Сонцова (Солнцева) (1766-1848) - вторая тетя Александра Сергеевича по отцу. Матвей Михайлович Сонцов (Солнцев) (1779-1847) - ее муж, рядом с ними похоронены две их дочери - Екатерина (ум. 1864) и Ольга (ум. 1880), двоюродные сестры поэта. Тут же лежит белая мраморная плита на могиле Лидии Леонидовны Слонимской (1900-1965)- правнучки сестры Пушкина Ольги Сергеевны Павлищевой, ее мужа-писателя и сына, погибшего в Великую Отечественную войну.

20 августа 1830 года скончался дядя великого поэта - Василий Львович Пушкин (1766-1830). Племянник взял на себя хлопоты и расходы по похоронам. Вместе с братом рассылал он траурные билеты: "Александр Сергеевич и Лев Сергеевич Пушкины с душевным прискорбием извещают о кончине дяди своего Василия Львовича Пушкина, последовавшей сего августа 20 дня в 2 часа пополудни; и покорнейше просят пожаловать на вынос и отпевание тела, сего августа 23 дня в приходе Святого Великомученика Никиты, что в Старой Басманной в 10 часов утра; а погребение тела будет в Донском монастыре". В.Л.Пушкина пришла хоронить вся литературная Москва: здесь были И.И.Дмитриев, П.А.Вяземский, Н.М.Языков, М.П.Погодин, Н.А.Полевой, П.И.Шаликов. А.С.Пушкин нес гроб с телом дяди. На могиле надгробие - колонна серого гранита, пересеченная рустом и увенчанная урной белого мрамора. Василий Львович Пушкин относился к своему племяннику как к собственному сыну. С ним связаны детские годы будущего поэта, его ранние впечатления московской жизни, первая поездка в Петербург, вступительные экзамены в Лицей (1811). С ним связаны и литературные пробы начинающего поэта. И не только потому, что дядя доставлял сочинения племянника-лицеиста в журналы: Василий Львович был сам известным стихотворцем, а Александр Пушкин не случайно в первой редакции "Послания В.Л.Пушкину" называл его "парнасским отцом":
Скажи, парнасский мой отец,
Неужто верных муз любовник
Не сможет нежный быть певец
И вместе гвардии полковник?
Юный поэт советуется с дядей по многим жизненным вопросам. Вот и в "Послании" он испрашивает его мнение о возникшем желании стать военным (после окончания Лицея, конечно). И хотя за этим прячется с трудом скрываемое лукавство, суть их близких родственных отношений очевидна. А.С.Пушкин ценил дядю и как поэта. В романе "Евгений Онегин" находим такие строки:
Мой брат двоюродный, Буянов,
В пуху, в картузе с козырьком
(Как вам, конечно, он знаком)...
Буянов - герой шуточной поэмы Василия Львовича Пушкина "Опасный сосед", поэмы, высоко ценимой современниками. Василий Львович Пушкин получил блестящее домашнее образование, полюбил поэзию и чтение:
Благодарю судьбу: я с самых юных лет
Любил изящное, и часто от сует,
От шума светского я в тишине скрывался,
Учился и читал, и сердцем наслаждался, -
писал Василий Львович в стихотворном послании 1824 года. Просвещенный путешественник, страстный театрал, увлеченный библиофил, незаурядный поэт- все эти качества вмещала в себя его недюжинная натура. И будучи таковым, он не мог не оказать большого влияния на формирование юного поэта. Василий Львович принимал близко к сердцу все житейские огорчения и радости племянника. Узнав о его предстоящей свадьбе, он писал П.А.Вяземскому: "Александр женится. Он околдован, очарован и огончарован. Невеста его, сказывают, милая и прекрасная. Эта свадьба меня радует". В мае 1830 года Петр Андреевич Вяземский получил из Москвы и другое письмо - уже от А.С.Пушкина: "Дядя Василии Львович плакал, узнав о моей помолвке. Он собирается на свадьбу подарить нам стихи". В послании "А.С.Пушкину" Василий Львович писал:
Но полно! Что тебе парнасские пигмеи,
Нелепая их брань, придирки и затеи?
Счастливцу некогда смеяться даже им!
Благодаря судьбу, ты любишь и любим!
Дядя сулил племяннику счастье в предстоящем браке и заканчивал послание наставлением:
Блаженствуй! - Но в часы свободы, вдохновенья
Беседуй с музами, пиши стихотворения,
Словесность русскую, язык обогащай
И вечно с миртами ты лавры съединяй!
Это было последнее стихотворение Василия Львовича. До свадьбы своего любимого племянника он не дожил.

Матвей Михайлович Сонцов (Солнцев) - помещик Рязанской губернии, переводчик Коллегии иностранных дел, чиновник особых поручений при министерстве юстиции, с 1825 года- камергер - был близок к литературным кругам. Скорее всего, А.С.Пушкин был введен в семейство Солнцевых еще в детскую пору, поэтому их знакомство можно считать давним. Освобожденный из михай-ловской ссылки, поэт приехал в Москву 8 сентября 1826 года, и о его приезде Елизавета Львовна тотчас сообщила С.А.Соболевскому. 2 мая 1830 года Пушкин писал П.А.Вяземскому: "Сегодня везу к моей невесте Солнцева". Сама Наталья Николаевна посетила с сестрами Сонцовых и "была довольна их приемом". Матвей Михайлович отличался любезностью, мастерскими рассказами, тонко шутил, оживляя семейный круг. Бывая в Москве, Пушкин нередко гостевал в его доме. П.Я.Чаадаев называл главу семьи - Матвея Михайловича "близким человеком" Пушкина.

Почти у самой паперти (у северной стены) Малого собора похоронен хороший знакомый Пушкина, поэт и писатель Владимир Александрович Соллогуб (1813-1888), известный читателю по повести "Тарантас" и по часто исполняемой до сего времени песне "Закинув плащ, с гитарой под рукою...", написанной на его стихи. На тексты Соллогуба романсы писали А.А.Алябьев ("Забыли вы и не сдержали"), Н.П.Брянский ("Бабушка зима"), П.П.Булахов ("Цыганка") и другие. Родился он в Петербурге. По окончании Дерптского университета служил, где и познакомился с ним по службе А.С.Пушкин. Недруги поэта пытались поссорить их и довести размолвку до дуэли. Но Соллогуб говорил, что у него никогда не поднимется рука на великого поэта... Перу В.А.Соллогуба принадлежат воспоминания о поэте. В них он, в частности, рассказал о знакомстве Пушкина с Гоголем и о том, как поэт поведал автору "Вечеров на хуторе близ Диканьки" о случае с покупкой "мертвых душ", происшедшем в городе Устюжье в Новгородской губернии. Известно же, что Пушкин нередко называл себя крестным отцом "Ревизора". Умер В.А.Соллогуб в Гамбурге, завещав похоронить себя в Донском монастыре. На его могиле памятник - аналой черного гранита, увенчанный беломраморным крестом. Рядом погребены его брат Лев Александрович (1812-1852) и мать Софья Ивановна (1791-1854), с которыми Пушкин встречался в петербургском великосветском обществе.

В Малом соборе покоится тетя В.А.Соллогуба - Александра Ивановна Васильчикова (1795-1855) - дочь московского генерал-губернатора И.П.Архарова. В письме от 16 августа 1831 года Гоголь просил Пушкина через Васильчикову переслать посылку с "Повестями Белкина". Ей, Васильчиковой, в числе других близких Пушкину лиц, был послан 4 ноября 1836 года анонимный пасквиль на Пушкина, который она, не вскрывая конверта, передала своему племяннику В.А.Соллогубу, жившему в то время у нее, а тот, в свою очередь, отвез письмо Пушкину. Васильчикова была дружна с родителями Пушкина, с которыми состояла в переписке.

Поэт был знаком и с Екатериной Алексеевной Долгоруковой (1781-1860), княгиней, женой сподвижника М.И.Кутузова генерала от инфантерии князя С.Н.Долгорукого. Пушкин в свои приезды в Москву навещал ее вместе с дочерью Кутузова- Е.М.Хитрово. Похоронена Е.А.Долгорукова у южного крыльца Большого собора.

Недалеко от входа церкви Михаила Архангела (усыпальница князей Голицыных) находятся надгробия Владимиру Федоровичу Одоевскому (1804- 1869) и его жене Ольге Степановне (1797-1872). Князь Владимир Федорович Одоевский - писатель, журналист и критик. В его литературном салоне собирались писатели-"любомудры", бывал там и А.С.Пушкин. Встречались они и у А.О.Смирновой-Россет. Пушкин высоко ценил разностороннюю образованность и литературную опытность Одоевского. Со времени организации пушкинского "Современника" Одоевский - активный участник издания, а после смерти Пушкина- один из его редакторов. Владимир Федорович Одоевский - автор знаменитого некролога на смерть Пушкина: "Солнце нашей Поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в середине своего великого поприща!.. Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно; всякое Русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое Русское сердце будет растерзано. Пушкин! наш поэт! наша радость, наша народная слава!., неужели в самом деле нет уже у нас Пушкина?.. К этой мысли нельзя привыкнуть! 29 января, 2 ч. 45 м. пополудни". В.Ф.Одоевский был также другом А.С.Грибоедова, Н.В.Гоголя, П.А.Вяземского, М.И.Глинки и М.Ю.Лермонтова. 13 декабря 1836 года на дружеском обеде у А.В.Всеволожского по поводу недавней постановки на петербургской сцене оперы Глинки "Жизнь за царя" ("Иван Сусанин"), М.Ю.Виельгорский, П.А.Вяземский, В.А.Жуковский и А.С.Пушкин написали куплеты "Канон в честь М.И.Глинки" ("Пой в восторге, русский хор..."). Куплеты заканчиваются четверостишием А.С.Пушкина:
Слушая сию новинку,
Зависть, злобой омрачась,
Пусть скрежещет, но уж Глинку
Затоптать не может в грязь.
Музыку сочинил князь В.Ф.Одоевский. Стихи с музыкой были тотчас же изданы. Жена Одоевского Ольга Степановна встречалась с Пушкиным в литературном салоне мужа (конец 1820-х годов - 1836). В мае 1828 года присутствовала у Лавалей на чтении Пушкиным "Бориса Годунова". "Моя "Пиковая дама" в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и кн. Натальей Петровной (Голицыной) и, кажется, не сердятся..."- записал А.С.Пушкин в дневнике 7 апреля 1834 года. О том, что главная завязка его повести не вымышлена, Пушкин рассказал своему другу П.В.Нащокину. Старуха-графиня из пушкинской "Пиковой дамы" - это Наталья Петровна Голицына (1741 - 1837), мать Дмитрия Владимировича- московского генерал-губернатора и генерала Бориса Владимировича - героя Бородинского сражения (в честь его названа станция и поселок Голицыне по московской Белорусской железной дороге). Ей, по словам ее внука Сергея Григорьевича Голицына, петербургского знакомого Пушкина, была известна тайна трех счастливых карт, и когда внук, проигравшись, пришел однажды к бабке просить денег, она ему отказала, но назвала три карты. Внук, как мы знаем из повести, отыгрался, и на этом правдивая часть истории, рассказанной им Пушкину, заканчивается. Все остальное - талантливый вымысел автора "Пиковой дамы". Наталья Петровна Голицына похоронена в церкви Михаила Архангела (усыпальница князей Голицыных; далее - УГ). Надгробия ей нет. Только в пол вмонтирована металлическая плита с изображением двух гербов, поскольку она была урожденная графиня Чернышева, замужем за князем В.Б.Голицыным - дипломатом во Франции, где она прожила долгое время и как красавица, умная женщина и богатая аристократка пользовалась большим успехом.

Здесь же металлическая плита - надгробие на могиле ее сына Дмитрия Владимировича Голицына (1771-1844)- московского генерал-губернатора, с которым Пушкин был знаком: вместе с женой Наталией Николаевной поэт бывал на устраиваемых им балах. Д.В.Голицын, генерал от кавалерии, участник Отечественной войны 1812 года и заграничных походов 1813-1814 годов, отличился в Бородинском сражении, а затем, уже в мирное время, принял большое участие в восстановлении Москвы, пострадавшей от пожаров. Декабристы, А.С.Пушкин, А.И.Герцен, Н.В.Гоголь и другие блистательные таланты искали его общества и ценили в нем высокие нравственные качества- честность, простоту и отзывчивость. "Умоляю вас сообщить о моем печальном положении князю Дмитрию Голицыну - и просить его употребить все свое влияние для разрешения мне въезда в Москву", - писал А.С.Пушкин 1 декабря 1830 года своей невесте Н.Н.Гончаровой из Нижегородской губернии, когда он подвергся карантину.

У самой поперечной дорожки, проходящей у алтарной части Михайловской церкви, обращает на себя внимание белокаменный крест на диком камне, на стесанной стороне которого написано: "Смирнова Александра Иосифовна (1809-1882)". Под этим надгробием покоится Александра Осиповна (Иосифовна) Смирнова, урожденная Россет, - друг Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Жуковского, Одоевского и многих других выдающихся людей России, замечательная женщина, известная более как Смирнова-Россет. Это о ней писал Пушкин:
Черноокая Россети
В самовластной красоте
Все сердца пленила эти,
Те, те, те и те, те, те.
Знакомство с Пушкиным, по словам самой Александры Осиповны, произошло в 1828 году на балу у Е.М.Хитрово. Затем они часто виделись в ее знаменитом петербургском салоне, где также любили бывать Н.В.Гоголь, В.А.Жуковский, П.А.Вяземский, Ф.И.Тютчев, А.И.Тургенев, А.С.Хомяков, В.И.Туманский и другие. В 1831 году, после женитьбы, Пушкины проводили лето в Царском Селе, и там у них были частые встречи с А.О.Россет. Здесь же Пушкин познакомил ее с Н.В.Гоголем. Пушкин глубже всех постиг душу этой удивительной женщины и создал поражающий красотой и психологической глубиной ее поэтический портрет:
В тревоге пестрой и бесплодной
Большого света и двора
Я сохранила взгляд холодный,
Простое сердце, ум свободный
И правды пламень благородный
И, как дитя, была добра;
Смеялась над толпою вздорной,
Судила здраво и светло,
И шутки злости самой черной
Писала прямо набело.
Поэт поместил эти стихи в 1832 году, в день двадцатитрехлетия Александры Осиповны, на первой странице подаренного им альбома, в котором, как считал он, хозяйка должна писать свои "исторические записки". По окончании Петербургского Екатерининского института (родилась Смирнова-Россет в Одессе, отец ее был обрусевший француз) Александра Осиповна была фрейлиной при царском дворе. Тогда-то, еще совсем юной девушкой, не побоялась обратиться к императору Николаю I с просьбой о смягчении участи своего дяди (брата матери), декабриста Н.И.Лорера, и спасла его от неминуемой гибели. Не раз и впоследствии она использовала свое влияние при дворе, стремясь помогать гонимым и притесняемым друзьям. В 1832 году Александра Осиповна вышла замуж за давнего товарища Пушкина по Министерству иностранных дел Николая Михайловича Смирнова (1808-1870), богатого человека, дипломата, подолгу жившего за границей, отличавшегося честностью, благородством, порою очень вспыльчивого. О его добром отношении к Пушкину говорит такой случай. Поэт, оскорбленный своим камер-юнкерством, долго не хотел приобретать мундир, строго необходимый для визитов во дворец. Николай Михайлович купил для Пушкина продававшийся по случаю мундир князя Витгенштейна. О смерти А.С.Пушкина Смирновы узнали в Париже. Николай Михайлович назвал тогда поэта самой замечательной личностью в России, что вызвало негодование у многих верноподданных сотрудников русского посольства, а Александра Осиповна горько рыдала, оплакивая того, кто так ценил ее дружбу, обаяние и ум. Она говорила: "... Никого я не знала умнее Пушкина. Ни Жуковский, ни князь Вяземский спорить с ним не могли - бывало, забьет их совершенно". Александра Осиповна была хорошей мемуаристкой: написала воспоминания о Пушкине и Жуковском. Николай Михайлович Смирнов похоронен рядом с женой, слева от нее. Был знаком Пушкин с Софьей Михайловной Смирновой (1809-1835) - сестрой Николая Михайловича, погребенной вместе с братом.

У самой алтарной части церкви Михаила Архангела, справа от Смирновых, покоится Иван Александрович Нарышкин (1761 - 1841)- обер-ка-мергер и обер-церемониймейстер, сенатор и тайный советник, дядя Натальи Николаевны - жены А.С.Пушкина. На свадьбе поэта И.А.Нарышкин был посаженым отцом невесты. Пушкин был знаком и с его женой Екатериной Александровной, урожденной баронессой Строгановой (1769-1844), и с их сыновьями - Алексеем Ивановичем (1795-1868) и Григорием Ивановичем (1790-1835), погребенными тут же.

Известный поэт-баснописец Иван Иванович Дмитриев (1760-1837) почти на сорок лет старше Пушкина, но Александр Сергеевич знал его с детства: Дмитриев был другом его отца и особенно дяди Василия Львовича, часто являлся к ним в дом и даже сватался к тетушке великого поэта - Анне Львовне, но получил отказ, поскольку тетя, женщина своеобразная, не терпевшая мужской власти над собой, не желала связывать свою жизнь ни с поэтом, ни с министром (а Иван Иванович одно время был министром юстиции). Ни с кем... О недолгой министерской карьере Дмитриева, когда он явил себя самым достойным образом: не преследовал личных выгод, чурался придворных интриг, наконец, честно исполнял свой служебный долг, - его друг Н.М.Карамзин отзывался так:
Чинов и рифм он не искал,
Но рифмы и чины к нему летели сами...
Сочинения И.И.Дмитриева нравились А.С.Пушкину, он находил в некоторых из них "образец игривой легкости и шутки живой и беззлобной". В черновике VIII главы "Евгения Онегина" поэт среди литературных учителей своего поколения наряду с Державиным, Карамзиным и Жуковским вспомнил Дмитриева: "И Дмитрев не был наш хулитель". Их личные отношения установились в 30-е годы. Бывая в Москве, Александр Сергеевич непременно навещал престарелого поэта. Доброжелательный, живой и всегда остроумный, Иван Иванович рассказывал ему о Пугачевском восстании. Воспоминания Дмитриева пригодились Пушкину для "Истории Пугачевского бунта" (1834) и для "Капитанской дочки" (1836). В гостеприимном доме Дмитриева Пушкин встречал многих "своих": тут бывали и П.А.Вяземский, и К.Н.Батюшков, и племянник-поэт М.А.Дмитриев, а до этого Д.И.Фонвизин, И.А.Крылов и, конечно, В.А.Жуковский. Для всех у хозяина находилось умное, ободряющее слово. "Российского Лафонтена", как называли Дмитриева за его великолепные басни, почитали и за ироничные сказки, и за торжественные оды, и за беззлобные сатиры. К тому же он писал талантливые песни. На его стихи охотно сочиняли музыку композиторы - его современники - Ф.М.Дубянский, А.А.Алябьев, позже - А.Г.Рубинштейн, Э.Ф.Направник ("Стонет сизый голубочек...") и др. Иван Иванович Дмитриев тяжело переживал гибель Пушкина. Посетивший в 1860 году на Спиридоновке, вблизи Патриарших прудов, дом старшего друга своей молодости, к тому времени давно почившего, П.А.Вяземский писал:
Я помню этот дом, я помню этот сад:
Хозяин их всегда гостям своим был рад,
И ждали каждого, с радушьем теплой встречи,
Улыбка светлая и прелесть умной речи.
Он в свете был министр, а у себя поэт,
Отрекшийся от всех соблазнов и сует...
Под римской тогою наружности холодной,
Он с любящей душой ум острый и свободный
Соединял; в своих он мненьях был упрям,
Но и простор давать любил чужим речам...
Хоть он Карамзина предпочитал Шишкову,
Но тот же старовер, любви к родному слову,
Наречием чужим прельстясь, не оскорблял
И русским русский ум по-русски заявлял.
Похоронен И.И.Дмитриев на 3-м участке, вблизи Малого собора. Умирая, Иван Иванович завещал своему племяннику, поэту М.А.Дмитриеву, соорудить на его могиле такой же скромный памятник (массивную черную плиту), как и у его лучшего друга Н.М.Карамзина. Племянник выполнил волю своего дяди. К сожалению, металлический лавровый венок с памятника исчез.

Перейдем через дорожку к южной стене Малого собора. Справа за его крыльцом лежит толстая металлическая плита. Летом на ней всегда цветы. Стоит лишь прочитать фамилию человека, покоящегося под ней, как на память приходят сызмальства запомнившиеся пушкинские строки:
Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!
Это надгробие на могиле Петра Яковлевича Чаадаева (1794-1856) - декабриста, выдающегося мыслителя, философа и писателя, участника Бородинской битвы и заграничных походов. С Пушкиным Чаадаев подружился в 1816 году, когда гусарский полк, в котором он служил, стоял в Царском Селе. После знакомства с Чаадаевым Пушкин написал:
Он вышней волею небес
Рожден в оковах службы царской;
Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,
А здесь он - офицер гусарской.
В 1818 году в первом послании к Чаадаеву - "Любви, надежды, тихой славы..." Пушкин воспел присущие этому "умнейшему человеку России" восторженное, страстное горение, его горячую веру в торжество "святой вольности". В тяжелые минуты жизни поэт обращался за советом к своему другу и не был обманут в своих ожиданиях. В 1829-1831 годах Чаадаев написал знаменитые "Философические письма". За первое письмо он был "высочайше" объявлен сумасшедшим и лишен права печататься. В письмах содержалась резкая критика крепостного права. Писатель свято верил в великое будущее русского народа, желал ему лучшей доли. Сам же оставался всю жизнь неустроенным, одиноким человеком. Правда, он любил Евдокию Сергеевну Норову (1799-1835) - сестру декабриста B.C. Норова, которая отвечала ему взаимностью, но почему-то не решился на ней жениться. Он завещал похоронить себя у ног рано умершей любимой девушки. На могиле друга П.Я.Чаадаева - Е.С.Норовой стоит цилиндрический памятник. А.С.Пушкин, По-видимому, был знаком и с ней.

Справа, неподалеку от Чаадаева, на этом же 2-м участке похоронен близкий друг Пушкина Сергей Александрович Соболевский (1803-1870)- библиограф и поэт. Это ему Александр Сергеевич посвятил стихотворение:
У Гальяни иль Кольони
Закажи себе в Твери
С пармазаном макарони,
Да яичницу свари.
Соболевский познакомился с Пушкиным еще в 1818 году через брата поэта Льва Сергеевича. Начало их дружбы относится к 1826 году, а в следующем году А.С.Пушкин заказал у В.А.Тропинина свой портрет для того, чтобы подарить его другу - Сергею Александровичу. В настоящее время портрет хранится в Пушкинском музее (г. Пушкин). С.А.Соболевский приобрел большую известность как остроумец, автор многочисленных эпиграмм, каламбуров, акростихов, пародий и посвящений. Так, он писал своему другу А.О.Смирновой-Россет:
Не за пышные плечи,
Не за черный ваш глаз,
А за умные речи
Обожаю я вас.
По глазам вы - плутовка,
По душе вы - дитя...
Приезжая в Москву, Пушкин часто останавливался у Соболевского, пользовался его замечательной библиотекой. Кроме Пушкина, друзьями Сергея Александровича были Д.В.Веневитинов, братья Киреевские, Ф.И.Толстой ("Американец"), композитор Верстовский и др. Надгробие у Соболевского - плита серого мрамора. Пушкин мог быть знаком с матерью Соболевского - Анной Ивановной Лобковой (ск. 1827), похороненной здесь же.

А.С.Пушкин был знаком с семьей Окуловых. Алексей Матвеевич Окулов (1766-1821)- херсонский губернатор, литератор. Гостями его дома в Москве бывали П.А.Вяземский, В.Л.Пушкин, профессора Московского университета. Его дочь Анна Алексеевна (1794-1861)- фрейлина и, как настоящий русский человек, на первых порах проявила себя при дворе Николая I поборницей всего русского, что было не по нутру немецкому окружению трона. Она - автор "Записок", часть из которых опубликована в "Русском Архиве". Похоронена А.А.Окулова вместе с отцом и двумя своими сестрами- Варварой (1802-1879) и Софьей (1795-1872) неподалеку от П.Я.Чаадаева.

Справа от Соболевского, на 3-м участке, находится надгробие Петру Львовичу Давыдову (1782-1842) - сводному брату героя Отечественной войны генерала Н.Н.Раевского и родному брату декабриста Василия Львовича Давыдова. Сам Петр Львович - тоже участник войны с Наполеоном и заграничных походов. За отличие в сражении под Лейпцигом получил чин полковника. Выйдя в отставку, генерал-майор П.Л.Давыдов принимал деятельное участие в восстановлении Москвы. После ареста брата - декабриста В.Л.Давыдова и последовавшего затем пребывания в тюрьме и на поселении взял на себя все заботы о брате и его семье. Пушкин знал Петра Львовича и его жену - Наталью Владимировну.

Правее Давыдовых покоится замечательная женщина- жена историка Москвы Дмитрия Николаевича Свербеева. Екатерина Александровна Свербеева, урожденная княжна Щербатова (1808- 1892), вышла замуж в 1827 году, когда ей не исполнилось еще и девятнадцати лет. Считалась одной из умнейших и образованнейших женщин своего времени, была другом декабристов М.Ф.Орлова, Н.И.Тургенева и П.Я.Чаадаева. Они, наряду с Н.М.Языковым, Н.В.Гоголем, Т.Н.Грановским, были желанными гостями в ее салоне на Тверском бульваре. Находилась в переписке с В.А.Жуковским и П.А.Вяземским. Екатерина Александровна хорошо знала и А.С.Пушкина. Она была центром оживленного умственного кружка, сыгравшего важную роль в культурном развитии эпохи. Известно много случаев, когда Е.А.Свербеева использовала свои знакомства для помощи литераторам (в частности Н.В.Гоголю, А.В.Кольцову и др.). Над ее могилой и могилами двух ее дочерей воздвигнут высокий белокаменный, хорошо заметный обелиск.

Знакомым Пушкина был и Павел Иванович Миллер (1813-1885)- воспитанник Царскосельского лицея. В 1831 году, будучи лицеистом, он познакомился с А.С.Пушкиным, когда поэт после свадьбы проживал в Царском Селе. Об этом знакомстве П.И.Миллер оставил свои небольшие, но ценные воспоминания, в которых опубликовал и несколько записок Пушкина к нему. Могила его - на 4-м участке.

Справа впереди на соседнем, тоже 4-м, участке видна стилизованная часовня с барельефом графа Павла Дмитриевича Киселева (1788-1872) - государственного деятеля, участника Отечественной войны. В Бородинском сражении он был адъютантом генерала М.А.Милорадовича, дошел с русской армией до Парижа. Павел Дмитриевич Киселев находился в дружеских отношениях с А.С.Пушкиным. По окончании Лицея Пушкин встречался с ним в светском обществе. В 1819 году Киселев обещал Пушкину помощь в поступлении на военную службу. Но вскоре Киселева назначают начальником штаба 2-й армии, расквартированной на Украине в городе Тульчине, где под его начальством служили декабристы "Южного общества". Несмотря на близкие отношения с членами тайного общества, он не знал о его существовании. Пушкин встречался с П.Д.Киселевым в Тульчине (1820), а затем в Кишиневе (1822) и Одессе (1823), во время пребывания поэта в Южной ссылке. Киселев в то время управлял княжествами Молдавией и Валахией. С 1834 года П.Д.Киселев принимал деятельное участие в разрешении крестьянского вопроса (еще в 1816 году он представил Александру I записку о постепенном освобождении крестьян от крепостной зависимости, но ответа на нее не получил), являлся инициатором всех реформ николаевского времени по крестьянскому делу. Пушкин назвал его в ту пору "самым замечательным из наших государственных деятелей". В 1837 году Киселев был назначен министром Государственных имушеств, которому поручалось и управление государственными крестьянами. Умер в Париже, где после Крымской войны 1853-1855 годов долгое время был русским послом.

Вместе с ним похоронен и его брат Николай Дмитриевич Киселев (1802-1869), с которым Пушкин приятельствовал. Николай Дмитриевич служил в ведомстве Министерства иностранных дел. Был товарищем Н.М.Языкова по Дерптскому университету. Пушкин упоминает о Н.Д.Киселеве в стихотворении "К тебе сбирался я давно...", обращенном к Языкову. В 1828 году в день отъезда Н.Д.Киселева на дипломатическую работу за границу Пушкин в его записной книжке под своим автопортретом поместил стихотворение:
Ищи в чужом краю здоровья и свободы,
Но север забывать грешно,
Так слушай: поспешай карлсбадские пить воды,
Чтоб с нами снова пить вино.
Дружил Александр Сергеевич и с третьим их братом - Сергеем Дмитриевичем Киселевым, похороненным на Ваганькове.

На самом углу 5-го участка, поблизости от Киселевых, стоит памятник Василию Семеновичу Огонь-Догановскому (1776-1838) - помещику Серпуховского уезда Московской губернии, известному карточному игроку. В его профессиональные "сети" попался в 1830 году Александр Сергеевич Пушкин, проиграв ему в Москве свыше 20 тысяч рублей. Пушкин мог быть знаком с женой Огонь-Доганов-ского - Екатериной Николаевной, урожденной Потемкиной (1788-1855), "женщиной редкого ума и сердца", другом хирурга Н.И.Пирогова.

На этом же участке, поблизости от В.С.Огонь-Догановского, находится надгробие Алексею Федоровичу Рахманову (Рохманову) (1799-1862) - гвардии штабс-ротмистру. Богатый москвич, двоюродный брат А.А.Дельвига, он служил в гусарских полках, а затем, после отставки, в Московском архиве Коллегии иностранных дел. Алексей Федорович был доверенным лицом Пушкина в Москве, дружил с П.В.Нащокиным. А.Ф.Рахманов "славился" своей невероятной тучностью и любовью хорошо поесть.

Если по продольной дорожке пройти вглубь, до второго 5-го участка, и повернуть налево, то примерно в середине участка, справа у дорожки, можно увидеть черное надгробие Константину Анастасьевичу Попандопуло (1787-1867)- военному врачу, пользовавшемуся большой известностью в Москве. В 1820 году им была издана "Российско-греческая грамматика". Тогда-то и познакомился с ним А.С.Пушкин в Кишиневе. "Попандопуло привезет тебе мои стихи", - писал он в январе 1822 года из Кишинева в Москву П.А.Вяземскому.

А теперь возвратимся к Большому собору. На 6-м участке похоронен барон Федор Андреевич Бюлер (1821-1896) - дипломат, архивист и писатель. Длительное время он управлял газетной экспедицией
Министерства иностранных дел; состоял членом главного управления по делам печати, где был сослуживцем писателя И.А.Гончарова. Позже Бюлер - директор Московского Главного архива Министерства иностранных дел. Сотрудничал в "Отечественных записках", "Русской старине" и других журналах. Ф.А.Бюлер - автор воспоминаний о встрече с Пушкиным в Царском Селе (1831) и некролога о Пушкине, написанного 29 января 1837 года следом за посещением квартиры покойного поэта. В коллекции Бюлера находились письма Пушкина к М.А.Корфу и Н.А.Дуровой.

Дочь сенатора киевского губернатора В.А.Хованского, жена московского почт-директора А.Я.Булгакова- Наталья Васильевна Булгакова (1785-1841) - была умной и серьезной женщиной, обладала изумительным голосом, удивлявшим всех своей красотой и силой. Все эти качества не мешали ей своих крепостных держать в большом повиновении. В белорусской деревне она завела ткацкую фабрику, а в селе Горбове Рузского уезда Московской губернии не только поддерживала суконную фабрику, перешедшую к ней от отца, князя Хованского, но расширила ее и брала на себя казенные поставки сукна. Н.В.Булгакову хорошо знали и бывали у нее в доме А.С.Пушкин, В.А.Жуковский, П.А.Вяземский, братья А.И.и Н.И.Тургеневы и другие видные деятели литературы и искусства. В мемуарной и эпистолярной литературе того времени ей уделено много места. Ее надгробие - в нескольких шагах от памятника Ф.А.Бюлеру.

У абсиды Большого собора стоит черный камень с надписью: "Декабрист Василий Петрович Зубков (1799-1862)". Воспитанник Муравьевского училища для колонновожатых, с 1819 года отставной подпоручик Василий Петрович служил в Московском архиве Коллегии иностранных дел. Член декабристского общества "Семисторонней" или "Семиугольной звезды" (с А.П.Бакуниным, К.К.Данзасом, Е.П.Оболенским, И.И.Пущиным и др.). Привлекался по делу декабристов и был на непродолжительное время заключен в Петропавловскую крепость. Знакомство с Пушкиным состоялось в 1826 году после возвращения поэта из Михайловской ссылки. Пушкин проводил много времени у Зубкова на Малой Никитской, был влюблен в его свояченицу С.Ф.Пушкину и даже делал ей предложение. "Я надеялся увидеть тебя и еще поговорить с тобой до моего отъезда; но злой рок мой преследует меня во всем том, чего мне хочется. Прощай же, дорогой друг, - еду похоронить себя в деревне до первого января, - уезжаю со смертью в сердце", - писал А.С.Пушкин Зубкову в ноябре 1826 года. В альбоме Зубкова сохранился автограф Пушкина "Ответ Ф.Т.***" "Нет, не черкешенка она..." и "Зачем безвременную скуку..." с авторской датой "1 ноября 1826. Москва". Оба стихотворения посвящены Софье Федоровне, его дальней родственнице. Василий Петрович оставил "Записки", которые были напечатаны в 1906 году в издании "Пушкин и его современники".

Напротив, через дорожку, находится одинокий памятник видному историку Дмитрию Николаевичу Бантыш-Каменскому (1788-1850)- автору "Словаря достопамятных людей Русской земли". Еще до их личного знакомства в 1831 году Пушкин, работая над "Полтавой", пользовался его "Историей Малороссии". В 1834-1835 годах между ними завязалась переписка в связи с работой Пушкина над "Историей Пугачева". "С нетерпением буду ждать биографию Пугачева, которую изволите мне обещать с такой снисходительностью", - писал поэт историку в 1834 году. "С благодарностью отсылаю к Вам статьи, коими по Вашему благорасположению ко мне пользовался я при составлении моей "Истории". При них препровождаю и экземпляр "Истории" самой. Мнение Ваше о ней, во всяком случае, мне драгоценно: похвала от настоящего историка, а не поверхностного рассказчика или переписчика, будет лестна для меня; а из укоризны научуся...", - сообщал Пушкин Бантыш-Каменскому в 1835 году уже после напечатания "Истории Пугачевского бунта". В свою очередь Пушкин рассказал Дмитрию Николаевичу для его "Словаря" некоторые "словесные предания" о А.П.Ганнибале. В 1847году Бантыш-Каменский включил в свой "Словарь достопамятных людей Русской земли" биографию А.С.Пушкина, составленную по рассказам отца поэта. Ко времени знакомства с Пушкиным Д.Н.Бантыш-Каменский слыл известным путешественником: в 1808 году он обошел Молдавию, Валахию и Сербию, в 1810-м издал описание этих стран. В 1812 году он занимался эвакуацией московских архивов в Нижний Новгород. С 1825 года он губернатор в Тобольске, а затем - виленский губернатор. Неудивительно, что Пушкин так желал познакомиться с "почтенным историком Малороссии".

На 1-м участке у Большого собора еще три знакомых Пушкина: Федор Федорович Кокошкин (1773-1838), Иван Эммануилович Курута (1780-1853) и Александр Львович Дадиан (1801-1865). Ф.Ф.Кокошкин - драматург и переводчик, с 1818 года член конторы Дирекции Императорских театров в Петербурге, управляющий московскими театрами (1823-1831), член Общества любителей российской словесности при Московском университете. С Пушкиным встречался в 1818-1819 годах на вечерах у драматурга князя А.А.Шаховского. Известен французский перевод Кокошкина стихотворения Пушкина "Я пережил свои желанья...", выполненный в 1824 году. Поэт бывал в доме Таврического вице-губернатора И.Э.Куруты во время своей Южной ссылки. Впоследствии он служил владимирским губернатором. Александр Сергеевич упоминает о нем в письме к невесте Н.Н.Гончаровой, отправленном в конце 1830 года из Владимирской губернии, как о человеке, "не позаботившемся о своевременном снятии холерного карантина". Владимирский губернатор И.Э.Курута сыграл определенную роль в судьбе А.И.Герцена. О нем писатель с симпатией вспоминает в "Былом и думах".

А.Л.Дадиан- князь, штабс-капитан,- дальний родственник А.С.Пушкина. Поэт встречался с ним в 1829 году на Кавказе. В качестве адъютанта И.Ф.Паскевича Дадиан был командирован в Петербург с донесением Николаю I о победах над турками в сражении 18-20 июля 1829 года. Он любезно захватил письма Пушкина к его родителям.

На 3-м участке, между Малым собором и усыпальницей Голицыных, покоятся чета Шиповых и действительный статский советник Дмитрий Михайлович Хрущев (1799-1845). Пушкин хорошо знал Анну Евграфовну Шипову, урожденную графиню Комаровскую (1806-1872) и ее мужа- Сергея Павловича Шипова (1789-1876)- участника Отечественной войны, члена Союза спасения и Союза благоденствия, впоследствии генерал-адъютанта. Сохранился альбом Шиповой с вписанным Пушкиным стихотворением "Муза":
В младенчестве моем она меня любила
И семиствольную цевницу мне вручила.
Она внимала мне с улыбкой - и слегка,
По звонким скважинам пустого тростника,
Уже наигрывал я слабыми перстами
И гимны важные, внушенные богами,
И песни мирные фригийских пастухов.
Дмитрий Михайлович Хрущев участвовал в 1818 году вместе с Пушкиным у Олениных в домашнем спектакле "Воздушные замки".

По приезде в 1829 году в Тифлис Пушкин нанес визит тифлисскому военному губернатору Степану Степановичу Стрекалову (1781-1856), впоследствии генерал-адъютанту, действительному тайному советнику, сенатору. Однажды поэт был приглашен на обед к генерал-губернатору. Об этом он рассказал во второй главе "Путешествия в Арзрум": "Слуги так усердно меня обносили, что я встал из-за стола голодный. Черт побери тифлисского гастронома!" Пушкин мог также встретиться со Стрекаловым в 1833 году в Казани, в бытность его тамошним генерал-губернатором. Могила Стрекалова не сохранилась.

Тогда же в канцелярии тифлисского военного губернатора Пушкин познакомился с коллежским асессором Константином Ивановичем Савостьяновым (1805-1871), сыном купца 1-й гильдии. Савостьянов переписывался с Пушкиным и доставлял ему некоторые сведения "о бытности самого Пугачева в Саранске и его окрестностях". В письме к В.П.Горчакову, написанном уже в 1850 году, Савостьянов рассказал о знакомстве с Пушкиным летом 1829 года в Тифлисе и их встрече на почтовой станции Шатки (между Арзамасом и Лукояновым в Нижегородской губернии), происшедшей 12 декабря 1834 года. Похоронен Савостьянов на 6-м участке.

Петербургским знакомым Пушкина был чиновник Министерства иностранных дел, впоследствии сенатор, Николай Иванович Любимов (1808-1875). Сохранился рисунок встречи Нового 1836 года у князя В.Ф.Одоевского, где среди гостей изображены Пушкин и Любимов. 3 февраля 1837 года Любимов писал М.П.Погодину о дуэли и смерти поэта и назвал его убийцу Дантеса "новым Геростратом". Могила Любимова утрачена.

А.С.Пушкин очень любил своих детей. "Мой ангел! поздравляю тебя с Машиным рождением, целую тебя и ее. Дай Бог ей зубков и здоровья. Того же и Саше желаю, хоть он и не именинник", - писал он 18 мая 1834 года жене из Петербурга в Ярополец. Маша - старшая дочь поэта Мария Александровна Пушкина, в замужестве Гартунг (1832-1919). Она жила в Туле. С ней был знаком Л.Н.Толстой. По мнению дочери Льва Николаевича Т.Л.Сухотиной-Толстой, М.А.Гартунг явилась прототипом Анны Карениной. Дочь Пушкина прожила большую жизнь, скончалась уже после Октябрьской революции, похоронена на Донском кладбище, но не на Старом, монастырском, рядом со своей прабабушкой, а на Новом кладбище, возле крематория. Чтобы посетить ее могилу, нужно выйти из монастыря через Западные ворота, затем, повернув налево, пройти к крематорию и, не доходя до него, свернуть влево на 2-ю дорожку. Ее надгробие - небольшая мраморная белая плита с керамическим портретом Марии Александровны.

НЕКРОПОЛЬ НОВО-ДЕВИЧЬЕГО МОНАСТЫРЯ
И НОВОДЕВИЧЬЕ КЛАДБИЩЕ

Не забудем также, братья,
Добрым словом помянуть
Тех, навек от нас ушедших,
Что, свершив свой трудный путь
И до фоба сохранивши
В сердце преданность добру,
Произнесть могли с поэтом:
"Знаю: весь я не умру".
А.Н.Плещеев

В 30-х годах кто-то решил "реконструировать и облагообразить" территорию Ново-Девичьего монастыря, превратить ее в сквер с зелеными газонами и асфальтированными аллеями и дорожками. В некрополе монастыря до его варварской "реконструкции" было свыше 2800 захоронений. После - сохранилось только около сотни надгробий (без учета памятников и надгробий в подклети Смоленского собора), разбросанных по всему внутреннему двору монастыря. Как удалось установить, в некрополе Ново-Девичьего монастыря покоятся 88 друзей, знакомых и родственников А.С.Пушкина. Из 88 надгробий на сегодня сохранилось всего 16, да можно с большой уверенностью говорить о местонахождении еще пяти. Все сохранившиеся памятники друзьям и знакомым поэта располагаются главным образом вокруг Смоленского собора.

Слева, рядом с главным (северным) порталом собора, на высоком постаменте стоит бронзовый бюст поэта-партизана, героя Отечественной войны 1812 года. Дениса Васильевича Давыдова (1784-1839). Это близкий друг А.С.Пушкина. Их знакомство, начавшееся в Петербурге в 1818 году, продолжилось затем зимой 1821 года в Киеве. После возвращения из ссылки в 1826 году Пушкин, наведываясь в Москву, охотно встречался с Денисом Васильевичем. Участвовал Давыдов и в мальчишнике накануне свадьбы Пушкина. В январе 1836 года поэты встретились в Петербурге, куда Давыдов привез своих сыновей Василия и Николая, желая определить их в учебное заведение. Пушкин подарил тогда другу "Историю Пугачевского бунта", сопроводив стихотворением "Д.В.Давыдову":
Тебе, певцу, тебе, герою!
Не удалось мне за тобою
При громе пушечном, в огне
Скакать на бешеном коне <...>
Вот мой Пугач: при первом взгляде
Он виден - плут, казак прямой!
В передовом твоем отряде
Урядник был бы он лихой.
Дань уважения к "певцу-гусару" Пушкин высказывал и в более ранних посвященных ему стихотворениях "Наездники" (1816), "Певец-гусар, ты пел биваки..." (1821) и "Недавно я в часы свободы..." (1822). Пушкин привлек Дениса Васильевича к сотрудничеству в "Современнике". В нем опубликовано шесть стихотворений и две статьи Давыдова - "Занятие Дрездена" и "О партизанской войне". С их изданием связана длительная переписка Пушкина с Давыдовым, поскольку Александру Сергеевичу пришлось приложить немалые усилия, чтобы "протолкнуть" статьи через цензуру. Все их письма являют неизменную любовь Пушкина к Давыдову. Смерть великого поэта потрясла стареющего партизана Отечественной войны. "Какая потеря для всей России", - писал Денис Васильевич князю П.А.Вяземскому. Пушкин был знаком и с семьей Давыдова: женой Софьей Николаевной, урожденной Чирковой (1795-1880), и детьми. Жена похоронена вместе с ним, а сыновья Денис Денисович (1826-1867) и Ахилл Денисович (1827-1865) покоятся слева от родителей.

А теперь слева обойдем Смоленский собор вокруг. У его алтарной части (между собором и колокольней) находятся надгробия Кривцовой, князю Шаховскому и писателю Загоскину. На массивной черной плите выбито: "Кривцова Софья Николаевна (1821-1901)". Это - дочь Николая Ивановича Кривцова, брата декабриста, жена этнографа Помпея Николаевича Батюшкова. Она - петербургская знакомая А.С.Пушкина.

Впереди, в нескольких шагах,- надгробие князю Александру Александровичу Шаховскому (1777-1846) - драматургу и театральному деятелю, члену "Беседы любителей русского слова". Пушкин упоминает его в письмах к П.А.Вяземскому, В.Л.Пушкину, Н.И.Кривцову и др., начиная с 1816 по 1823 год. В письме к дяде, отправленном из Царского Села в Москву, поэт восклицал:
Но вы, которые умели <...>
И мучить бледного Шишкова
Священным Феба языком,
И лоб угрюмый Шаховского
Клеймить единственным стихом!
В Петербурге Пушкин смотрел, е театре драмы Шаховского и сообщал об этом в Новгород П.Б.Мансурову (1819): "Сосницкая и кн. Шаховской толстеют и глупеют - а я в них не влюблен - однако ж его вызывал за его дурную комедию, а ее за посредственную игру". В 1822 году, будучи уже в Кишиневе, Пушкин узнает, что граф Ф.И.Толстой распространил кляузу. "Ему показалось забавно сделать из меня неприятеля и смешить на мой счет письмами чердак князя Шаховского..." - писал поэт П.А.Вяземскому в Москву. "Вся моя ссора с Толстым происходит от нескромности князя Шаховского", - замечает Александр Сергеевич несколько позже в письме к брату Л.С.Пушкину. Как видим, отношения поэта с Шаховским дружескими не были. Правда, по прошествии лет их отношения улучшились. Шаховской написал драму по мотивам пушкинского "Бахчисарайского фонтана". Она с успехом шла в Малом театре, главную роль играл П.С.Мочалов.

В 1817 году в издававшемся М.Н.Загоскиным (совместно с П.А.Корсаковым) журнале "Северный наблюдатель" было опубликовано пять стихотворений Пушкина. Однако познакомились они лишь в конце 20-х годов в салоне Зинаиды Волконской. Они встречались и позже, в приезды Пушкина в Москву. Первый роман Загоскина "Юрий Милославский" (1829) Пушкин от души приветствовал. "Прерываю увлекательное чтение Вашего романа, чтоб сердечно поблагодарить Вас за присылку "Юрия Милослав-ского", лестный знак Вашего ко мне расположения. Поздравляю Вас с успехом полным и заслуженным, а публику с одним из лучших романов нынешней эпохи", - писал в 1830 году Пушкин Загоскину из Петербурга в Москву. Александр Сергеевич был знаком не только с Михаилом Николаевичем Загоскиным (1789-1852), но и с его женой - Анной Дмитриевной (1792-1853) и сыном Дмитрием (1818-1870), похороненными вместе с писателем. Надгробие Михаилу Николаевичу, исключительно доброму человеку, о котором с большой любовью и уважением отзывались все его современники, расположено рядом с памятником его другу драматургу А.А.Шаховскому.

Ближе к южной стене монастыря покоится еще один известный писатель - исторический романист Иван Иванович Лажечников (1792-1869), автор романов "Ледяной дом", "Последний Новик" и др. В 1831-1837 годах Лажечников был директором училищ Тверской губернии, а затем - цензором петербургского Цензурного комитета. В своих воспоминаниях Лажечников рассказал о знакомстве и встречах с Пушкиным. Познакомились они в Петербурге в декабре 1819 года, когда Лажечников помешал дуэли Пушкина с Денисевичем, майором, служившим вместе с Лажечниковым под начальством графа А.И.Остермана-Толстого. Отношения у них установились доверительные, хотя больше они не виделись. Но, получив от Лажечникова его романы "Ледяной дом" и "Последний Новик", поэт отвечал: "Позвольте, милостивый государь, благодарить Вас теперь за прекрасные романы, которые мы прочли с такою жадностию и таким наслаждением. Может быть, в художественном отношении "Ледяной дом" и выше "Последнего Новика", но истина историческая в нем не соблюдена, и это со временем, когда дело Волынского будет обнародовано, конечно, повредит вашему созданию; но поэзия остается всегда поэзией, и многие страницы Вашего романа будут жить, доколе не забудется русский язык. За Василия Тре-дьяковского, признаюсь, я готов с вами поспорить. Вы оскорбляете человека, достойного во многих отношениях уважения и благодарности нашей". В этом отрывке весь Пушкин - критик прямой и справедливый. В библиотеке Пушкина сохранился роман "Последний Новик" с надписью: "Первому Поэту Русскому А.Серг. Пушкину с истинным уважением и совершенною преданностию подносит Сочинитель. 18.12.1831. Тверь".

У южной стены Смоленского собора видим две горизонтально лежащие толстые черные плиты на могилах декабриста Михаила Федоровича Орлова (1788-1842), его жены Екатерины Николаевны (1797-1885) и их сына- Николая Михайловича (1822-1886) - автора заметок об отце. Всех их хорошо знал Пушкин. Жена Орлова была дочерью героя Отечественной войны генерала от кавалерии Николая Николаевича Раевского. Ранним майским утром 1820 года Пушкин уезжал из Петербурга в ссылку в глухой городок Ека-теринослав (теперь- Днепропетровск) на службу в канцелярию генерала Инзова - наместника Бессарабии. Приехав в Екатеринослав, Пушкин поехал кататься на лодке по Днепру, выкупался и схватил лихорадку. В это время через Екатеринослав на Кавказ проезжала семья генерала Н.Н.Раевского. Пушкин с 1817 года находился в сердечной дружбе с сыновьями и дочерьми генерала, и они, узнав, что он находится в Екатеринославе, разыскали больного поэта, найдя его в плохонькой избенке, на дощатом диване, бледного и худого. С разрешения доброго генерала Инзова, Раевские увезли поэта с собой на Кавказ, и там Пушкин стал быстро поправляться. С Кавказа "морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды, в Юрзуф, где находилось семейство Раевского. Ночью на корабле написал я Элегию, которую тебе посылаю", - сообщил Пушкин брату. Всю ночь поэт не спал, с волнением приближаясь к Гурзуфу, где находилась вдохновительница элегии, девушка, которую он полюбил еще до отъезда на юг. Это была старшая дочь генерала Раевского Екатерина Николаевна. В этой элегии "Погасло дневное светило..." поэт восклицает:
Душа кипит и замирает;
Мечта знакомая вокруг меня летает...
В Гурзуфе "посреди семейства почтенного Раевского" Пушкин провел три недели, "счастливейшие минуты жизни моей". Как вспоминала дочь генерала Мария Николаевна, Пушкин среди сестер выделял Екатерину Николаевну, "с ней и особенно любезничал", и "спорил о литературе". Для него важны были ее литературные оценки, он дорожил ее мнением. В Крыму чувство поэта к Екатерине Николаевне пробудилось с новой силой. В "Евгении Онегине" поэт признавался:
Атам, меж хижинок татар...
Какой во мне проснулся жар!
Какой волшебною тоскою
Стеснялась пламенная грудь!
Но, муза! прошлое забудь!
В Гурзуфе написана также элегия "Увы, зачем она блистает...", посвященная серьезно больной в то время Екатерине Николаевне. Стихотворение проникнуто глубоким чувством поэта:
Спешу в волненье дум тяжелых,
Сокрыв уныние мое,
Наслушаться речей веселых
И наглядеться на нее...
День расставанья 5 сентября 1820 года поэт называет "днем страдания". Пушкин уезжает к месту службы в Кишинев, так как канцелярия Инзова за время путешествия поэта по Кавказу и Крыму переехала из Екатеринослава в Молдавию. В конце 1820 года Пушкин встретил Раевских в Каменке. Здесь он написал стихотворения: "Редеет облаков летучая гряда..." и "Кто видел край, где роскошью природы...", также проникнутые глубоким чувством к Екатерине Николаевне. Вскоре стало известно, что она приняла предложение генерала М.Ф.Орлова выйти за него замуж. В Кишиневе Пушкин живет дорогими для него воспоминаниями. В конце мая 1821 года Орловы приезжают в Кишинев. Пушкин был частым гостем в их доме. Любимая стала женой его приятеля. В январе 1822 года Пушкин с ней простился. Летом того же года он работает над крымской поэмой "Бахчисарайский фонтан", вдохновленный воспоминаниями о Е.Н.Орловой. Новая их встреча произошла в 1826 году в салоне 3. А.Волконской. Как видим, с именем Екатерины Николаевны Орловой связаны многие произведения поэта. Современники говорили, что она покоряла людей твердым, независимым характером * и прямотой слова. Кишиневские друзья ее мужа за эти качества шутливо называли ее "Марфой-Посадницей". Но сильный характер соединялся в ней с душевной мягкостью и необычайной добротой. Самоотверженно заботилась она о родителях, братьях и сестрах, приходила им на помощь в самые трудные минуты жизни. Единственная в семье, она сочувствовала младшей сестре Марии ехать в Сибирь к мужу - декабристу С.Г.Волконскому. Ее муж Михаил Федорович Орлов сражался в войнах с Наполеоном в 1805-1807 годах. В битве при Аустерлице Орлов участвовал в разгроме французского отряда и за это был произведен из унтер-офицеров в офицеры. Он участник Бородинского сражения. Командовал одним из партизанских отрядов. Когда в марте 1814 года русские войска вступили в Париж, командование, зная дипломатические способности М.Ф.Орлова, поручило ему вести переговоры с французами о капитуляции города. В 1817 году и позже, до своей ссылки на юг, Пушкин бывал в гостиной своей петербургской знакомой, княгини Е.И.Голицыной. Среди ее гостей он встречал "красавца и богатыря" М.Ф.Орлова. Виделись они и на заседаниях литературного общества "Арзамас". Орлов был членом "Союза благоденствия" и главою кишиневского отделения этого Союза. В январе 1821 года "Союз благоденствия" был распущен, в "Южное общество" генерал-майор Орлов не вступил. В восстании декабристов участия не принимал. Заступничество брата, А.Ф.Орлова, пользовавшегося расположением царя, благоприятно решило его судьбу. Он был выслан в д. Ми-лятино Калужской губернии под надзор полиции с обязательством жить там безвыездно. В 1827 году М.Ф.Орлов послал оттуда Пушкину сочинения Байрона и Тальма, а позже свою книгу "О государственном кредите" с дарственной надписью. Близко знавшие М.Ф.Орлова говорили о нем как о человеке блестящего ума и образованности, с большой похвалой отзывались о его душевных качествах, истинном патриотизме, возвышенной честности и рыцарском благородстве. Неудивительно поэтому, что он стал приятелем молодого Пушкина. В стихотворении "В.Л.Давыдову" Пушкин несколько строк посвящает М.Ф.Орлову:
Меж тем как генерал Орлов -
Обритый рекрут Гименея -
Священной страстью пламенея...
И далее:
Тебя, Раевских и Орлова,
И память Каменки любя,
- Хочу сказать тебе два слова
Про Кишинев и про себя.

Слева от места упокоения Орловых, ближе к южной монастырской стене, лежит черный округлый каменный монолит. На его стесанной стороне надпись: "Михаил Петрович Погодин (1800-1875), историк, писатель, издатель". Личное знакомство Пушкина с Погодиным состоялось 11 сентября 1826 года у Веневитиновых и перешло в сотрудничество и дружбу. Пушкин поощрял литературные и исторические труды Погодина и в особенности его опыты народной исторической драмы ("Марфа-Посадница", 1830; "Петр I", 1831). Писатель сотрудничал в "Современнике" Пушкина. Еще до их знакомства Погодин проявлял большой интерес к поэту и его творчеству, одобрительно отзывался о его стихотворениях, поэмах и первой главе "Евгения Онегина", написал критический отзыв о "Кавказском пленнике" (1823), где говорил об "искусстве и зрелом плоде труда". В его альманахе "Урания" было опубликовано пять стихотворений Пушкина (1826). При ближайшем участии поэта Погодин организовал и издавал "Московский вестник". У него дома собирались выдающиеся люди России, и среди них А.С.Пушкин. Известно письмо С.П.Шевыреву за границу, написанное его друзьями на новоселье у М.П.Погодина. Под ним и подпись Пушкина. Смерть поэта произвела на М.П.Погодина тяжелое впечатление. "Пушкин, наш славный Пушкин - погиб", - писал он <...>. - Он первый наш народный поэт и погиб от руки "поганого бродяги". Пушкин знал жену Погодина Елизавету Васильевну, урожденную Вагнер (1809-1844), его мать Аграфену Михайловну (1775-1850) и брата - Григория Петровича (1806-1859). Мать и брат похоронены вместе с Михаилом Петровичем, а жена Е.В.Погодина погребена на Введенском кладбище. Поэт посвятил М.П.Погодину стихотворение "Новоселье":
Благословляю новоселье,
Куда домашний свой кумир
Ты перенес - а с ним веселье,
Свободный труд и сладкий мир.
Ты счастлив: ты свой домик малый,
Обычай мудрости храня,
От злых забот и лени вялой
Застраховал, как от огня.

Поблизости от места погребения Погодиных находится надгробие Иосифу (Осипу) Максимовичу Бодянскому (1808-1877)- слависту, профессору Московского университета, где он преподавал в одно время с М.П.Погодиным. Бодянский виделся с Пушкиным во время посещения поэтом лекции И.И.Давыдова в Московском университете и разговаривал с ним о "Слове о полку Игореве". Бодянский опубликовал несколько рассказов о Пушкине, принадлежащих Н.В.Гоголю, М.А.Максимовичу и др., часть рассказов он позже передал П.И.Бартеневу.

У западного крыльца Смоленского собора находятся два надгробия декабристам - Сергею Петровичу Трубецкому (1790-1860) и Матвею Ивановичу Муравьеву-Апостолу (1793-1886). Знакомство С.П.Трубецкого и Пушкина произошло в 1819 году на заседаниях литературного и театрального общества "Зеленая лампа". К друзьям-лампистам обращены стихи Пушкина:
Здорово, рыцари лихие
Любви, свободы и вина!
Для нас, союзники младые,
Надежды лампа зажжена.
Блестящий гвардейский офицер, герой Бородина, князь С.П.Трубецкой был членом "Союза спасения" и "Союза благоденствия", он - один из руководителей "Северного общества". Накануне 14 декабря 1825 года гвардейского полковника С.П.Трубецкого выбрали диктатором и поручили ему руководить ходом восстания, но он на площадь не явился и участия в восстании не принимал. Был осужден на двадцать лет каторги. На его могиле - памятник в виде черного каменного монолита с черным крестом в невысокой металлической ограде.

Позади захоронения С.П.Трубецкого находится памятник М.И.Муравьеву-Апостолу, выполненный в виде беломраморного аналоя, украшенного резьбой. Он также участник Отечественной войны, майор Полтавского пехотного полка, член "Союза спасения", "Союза благоденствия" и "Южного общества". Осужден по делу декабристов на двадцать лет каторги. Его знакомство с Пушкиным состоялось в Петербурге, еще до южной ссылки поэта, и продолжалось в Киеве у И.Я.Бухарина (середина 1820 - начало 1821 года). После отбытия срока каторжных работ долгие годы жил на поселении в городе Ялуторовске вместе с декабристами И.Д.Якушкиным и Н.В.Басаргиным. В сохранившемся в Ялуторовске доме М.И.Муравьева-Апостола в настоящее время открыт "Дом декабристов".

На развилке дорожек к монастырской трапезной и Смоленскому собору покоится один из самых близких друзей поэта - Александр Иванович Тургенев^ 1784-1845), тот самый Тургенев, которому было суждено сопровождать покойного Пушкина из Петербурга в Михайловское и хоронить в Святогорском монастыре. Александр Иванович знал Пушкина с детства, по его совету 12-летний Саша был определен в Царскосельский лицей. Во всей последующей жизни поэта Александр Иванович играл весьма существенную роль. В 1817 году и позже, до ссылки на юг, поэт часто посещал дом своих друзей братьев Тургеневых, у которых собиралась свободолюбиво настроенная молодежь. Старший из братьев, А.И.Тургенев, хлопотал перед министром иностранных дел К.В.Нессельроде о переводе ссыльного поэта из Кишинева в Одессу. Блестяще образованный человек, Александр Иванович Тургенев был знаком "со всеми знаменитостями Европы". Большую услугу он оказал русской исторической науке. Так, находясь подолгу за границей, он выписывал сведения о России из древних документов, находящихся в архивах Франции и Италии. Ему Пушкин посвятил несколько стихотворений и дружескую эпиграмму "Послание к А.И.Тургеневу" (1819):
В себе все блага заключая,
Ты наконец к ключам от рая
Привяжешь камергерский ключ.
"Ключи от рая" - шутка по поводу службы Тургенева в Министерстве просвещения и духовных дел. После суда над декабристами настроения А.И.Тургенева приобретают оппозиционный характер и он годами живет вне родины. Их встречи с Пушкиным возобновляются в 1831 году, по приезде Тургенева в Россию. Пушкин знакомит его с VIII, IX главами "Евгения Онегина" и строфами из X, сожженной поэтом, главы. Об этом Александр Иванович сообщает своему брату декабристу Николаю Ивановичу ("Хромому Тургеневу"), находящемуся в изгнании за границей. С ним Пушкин обсуждал "Историю Пугачева", а в 1836 году привлек Александра Ивановича к участию в своем "Современнике", где опубликовал его заграничные письма "Хроника русского". Наиболее частыми их встречи стали с ноября 1836 года по январь 1837-го. Тем не менее о готовящейся дуэли Тургенев не знал. Александр Иванович как близкий друг провел многие часы в квартире умирающего поэта и описал горестные события в письмах к современникам. Позднее он проявил исключительную заботу о семье своего друга. Об этом и других обстоятельствах жизни А.И.Тургенева, человека замечательной судьбы, можно более обстоятельно узнать, прочитав роман А.К.Виноградова "Братья Тургеневы".

Между трапезной и западной стеной монастыря расположен мавзолей Волконских. В нем похоронен московский знакомый поэта - генерал-лейтенант, сенатор, участник суворовских походов и Отечественной войны 1812 года, автор неопубликованных исторических "Записок" Дмитрий Михайлович Волконский (1769-1835). По утверждению И.А.Арсеньева, впоследствии писателя и издателя, Пушкин вместе с Волконским в начале 1830-х годов обедали в московском доме его отца - сенатора А.А.Арсеньева. 8 февраля 1833 года Пушкин встречался с Волконским на маскараде у его брата П.М.Волконского.

У правого крыльца трапезной под массивной каменной плитой погребен Николай Алексеевич Милютин (1818-1872) - с 1835 года чиновник Министерства внутренних дел, впоследствии исполняющий обязанности товарища министра (по-нынешнему- заместитель министра), сторонник освобождения крестьян. Н.А.Милютин был племянником друга Пушкина С.Д.Киселева, и, возможно, в 30-х годах они встречались и у него. Трагическая смерть Пушкина произвела на Н.А.Милютина глубокое впечатление.

Будучи зван в дом министра народного просвещения Сергея Семеновича Уварова, с которым у поэта в 30-х годах установились крайне неприязненные отношения, он мог быть знаком с его сыном - Алексеем Сергеевичем (1825-1884), впоследствии археологом. Надгробие на его могиле расположено справа от дорожки, идущей от трапезной к Северным воротам монастыря.

В нескольких метрах правее надгробия А.С.Уварову, ближе к Смоленскому собору, за невысокой металлической оградой находится одинокая могила. На черной горизонтальной плите надгробия еще заметны слова: "Сушков Николай Васильевич, родился в 1796, скончался в 1871 г." Эта могила писателя, драматурга и издателя сборников "Раут", выходивших в середине позапрошлого века. Учился Николай Васильевич вместе с А.С.Грибоедовым в Благородном пансионе при Московском университете, а в своих воспоминаниях "Обоз к потомству" писал о знакомстве и встречах с Пушкиным в 1809-1810 годах сначала в Москве и затем в Петербурге, когда он в 1814 году навещал в Лицее юного поэта. Встречались они также в гостях у его племянницы, поэтессы Е.П.Ростопчиной. Н.В.Сушков был у фоба Александра Сергеевича 1 февраля 1837 года.

В нескольких метрах слева от могилы Сушкова когда-то находилось надгробие генералу С.А.Тучкову (по свидетельству А.Т.Саладина). С Сергеем Алексеевичем Тучковым (1767-1839) был знаком А.С.Пушкин. С.А.Тучков участвовал в войне со Швецией и Польшей. С 1802 года шесть лет возглавлял гражданскую администрацию в Грузии, а затем четыре года воевал в Турции (1808-1812). Во время Отечественной войны он- дежурный генерал в штабе главнокомандующего Дунайской армией П.В.Чичагова. В молодости был близко знаком с А.Н.Радищевым. После 1812 года высказывал убеждения о том, что "существующий способ правления народом более не может остаться неизменным". Все это, а также долголетняя вражда С.А.Тучкова с Аракчеевым, видимо, послужили причиной гонений на заслуженного генерала. Ему вменили нелепое обвинение в том, что он преднамеренно упустил Наполеона, когда войска П.В.Чичагова и П.Х.Витгенштейна должны были его захватить. Семь комиссий допрашивали Сергея Алексеевича по этому "делу". В декабре 1821 года Пушкин посетил город Измаил, где жил в опале С.А.Тучков, и встретился с ним. Очарованный "умом и любезностью" генерала, поэт позже признавался своему кишиневскому приятелю И.П.Липранди, что "остался бы у Тучкова на месяц, чтобы посмотреть все то, что ему показывал генерал". Пушкин мог получить, в частности, интересующие его сведения о Радищеве и об обстоятельствах убийства Павла I. Сергей Алексеевич Тучков был знаком с будущими декабристами - И.Д.Якушкиным, Ф.Ф.Вадковским и С.И.Муравьевым-Апостолом. В начале 1824 года, уезжая из Белой Церкви, он выполнил просьбу С.И.Муравьева-Апостола и отвез в Петербург его послание К.Ф.Рылееву. Находясь в отставке, он проживал у своего брата Павла Алексеевича в подмосковном имении Ляхово, где они дали вольную крестьянам, освободив их вместе с домами, огородами и пастбищами. Этим они восстановили против себя помещиков и начальство Рузского и Верейского уездов Московской губернии. Русско-турецкую войну 1828-1829 годов С.А.Тучков окончил генерал-лейтенантом. Умер сенатор С.А.Тучков, оставив после себя добрую память, свои "Сочинения и переводы", вышедшие в свет в 1816 году, и "Военный словарь (1818) - прообраз русской военной энциклопедии. Пушкин об этом хорошо знал и встречался с С.А.Тучковым не только как с героем многих войн, но и как с известным в то время литератором.

Из той же рукописной книги А.Т.Саладина (см. Список литературы) известно примерное место захоронения знакомой Пушкина, внучки великого математика Леонарда Эйлера, фрейлины Александры Александровны Эйлер (1808-1870)- умной и красивой женщины. В 1831 году летом вместе с мужем А.Н.Зубовым она проживала в Царском Селе, где в то время находилась молодая чета Пушкиных. В дневнике А.О.Смирновой-Россет отмечено, что "однажды вечером (август-сентябрь 1831) у нее в присутствии Пушкина, Жуковского, Виельгорских и фрейлин Урусовой и Эйлер происходило чтение Гоголем "Вечеров на хуторе близ Диканьки"". Возможно, Пушкин встречался с Александрой Александровной и ее мужем в доме Карамзиных. Могила А.А.Эйлер (Зубовой) находилась справа от мавзолея Волконских, почти у западной монастырской стены.

Хорошими знакомыми А.С.Пушкина были писатели Д.Н.Бегичев, Н.В.Путята, Н.С.Всеволожский, С.Д.Нечаев, поэтесса Е.А.Тимашева, композитор Н.И.Пашков, историк Сибири Г.И.Спасский, дипломат И.С.Мальцев (Мальцов), также похороненные в некрополе Ново-Девичьего монастыря. Их места погребения нам не известны, также мы не знаем, где нашли свой последний приют брат жены Пушкина- Сергей Николаевич Гончаров и тесть поэта - Николай Афанасьевич Гончаров. Николай Афанасьевич Гончаров (1787-1861) - владелец Полотняного завода в Калужской губернии, отец Натальи Николаевны, жены Пушкина, и ее брата Сергея Николаевича. 18 февраля 1831 года Афанасий Николаевич присутствовал при бракосочетании своей дочери Натальи Николаевны и Пушкина.

Отношения Пушкина с Сергеем Николаевичем Гончаровым (1815-1865) всегда были доброжелательными. Летом 1834 года, когда Наталья Николаевна была в Полотняном заводе, Сергей Николаевич проживал у Пушкина в Петербурге. Во всех почти письмах к жене Пушкин передавал привет ее брату Сергею Николаевичу. В то время С.Н.Гончаров был унтер-офицером Киевского гренадерского полка в Петербурге, а затем - корнетом Ингерманландско-го полка. В отставку уволился поручиком. Со слов Сергея Николаевича были записаны воспоминания о Пушкине, а затем опубликованы в "Русской старине" и "Русском архиве".

Спасский Григорий Иванович (1783-1864) - историк Сибири, окончил Московский университет, был действительным членом Вольного общества любителей российской словесности, наук и художеств (второе его название - Общество соревнователей просвещения и благотворения). После каждого заседания этого Общества собирались пожертвования, для чего существовала особая кружка, выполненная в виде лиры, с надписью: "Вспомните о бедных". Среди членов Общества было немало литераторов (Н.И.Гнедич, М.Н.Загоскин, А.А.Дельвиг, В.К.Кюхельбекер, А.А.Бестужев (Марлинский), Н.А.Бестужев и др.). Членом этого литературного объединения был и А.С.Пушкин. На его заседаниях читались художественные и научные произведения. Проповедуя высокие идейные и гуманные принципы, "соревнователи" стремились влиять на литературную жизнь эпохи. 19 сентября 1818 года Пушкин и Спасский присутствовали на заседании этого общества. Известно также письмо Пушкина, написанное в июле 1833 года, в котором он просил Спасского предоставить ему на несколько дней "рукопись Рычкова, касающуюся времен Пугачева". Эта рукопись была помещена во втором томе пушкинской "Истории Пугачевского бунта". Г.И.Спасский был членом-корреспондентом Петербургской Академии наук по разряду восточной словесности и древностей; издавал в Петербурге журналы "Сибирский вестник" (1818-1824) и "Азиатский вестник" (1825-1827). В библиотеке А.С.Пушкина сохранился комплект "Сибирского вестника" за 1818-1822 и 1824 годы.

Хорошо знал Пушкин и друга Е.А.Баратынского литератора Николая Васильевича Путяту (1802- 1877). Путята был воспитанником известного Му-равьевского училища для колонновожатых, затем служил прапорщиком Квартирмейстерской части, а с 1823 года он адъютант московского генерал-губернатора А.А.Закревского. В 1832-1851 годах Николай Васильевич Путята служил чиновником статс-секретариата Великого княжества Финляндского. Выйдя в 1828 году в отставку в чине штабс-ротмистра, к концу своей жизни он дослужился до действительного статского советника. Одно время был председателем московского Общества любителей российской словесности. В сентябре 1826 года Е.А.Баратынский познакомил Николая Васильевича с Пушкиным. С этого времени Пушкин и Путята довольно часто встречались в Москве и Петербурге, куда вскоре переехал и Путята. В гостинице Демута Александр Сергеевич читал Николаю Васильевичу "Египетские ночи" и "Утопленника", а на квартире Путяты - стихотворение "Твоих признаний, жалоб нежных...", которое поэт тут же записал Николаю Васильевичу на память. По воспоминаниям Путяты, их общение было особенно близким в январе - октябре 1828 года, именно к этому времени относится записка Пушкина к Путяте с просьбой быть посредником в предполагаемой дуэли с секретарем французского посольства Т.-Ж.Лагренэ. В 1837 году Николай Васильевич приходил проститься к умершему поэту.

С Дмитрием Никитичем Бегичевым (1786- 1855) - участником Отечественной войны, полковником в отставке, писателем и театралом, Пушкин общался в 1817-1820 годах у князя А.А.Шаховского и в петербургских театральных кругах. Он автор романа "Семейство Холмских"( 1832). В 1830-1836 годах он воронежский губернатор, а затем - сенатор.

Был знаком поэт с отставным подполковником, литератором, путешественником и владельцем типографии Николаем Сергеевичем Всеволожским (1772-1857). 22 марта 1830 года Пушкин виделся с ним в числе других лиц на вечере у М.П.Погодина. О другой встрече с Николаем Сергеевичем Пушкин упоминает в письме к невесте от 20 июля 1830 года.

Петербургским приятелем Пушкина был Никита Всеволодович Всеволожский (1799-1862) - основатель литературно-политического общества "Зеленая лампа". Его брат - участник Отечественной войны, любитель театра и литературы, и тоже лампист - Александр Всеволодович Всеволожский (1793-1864), давний петербургский знакомый Пушкина. Их встречи проходили на заседаниях "Зеленой лампы" в доме его брата Н.В.Всеволожского весной 1819- в мае 1820 года. В ноябре 1819 года Пушкин, А.В.Всеволожский и другие посетили петербургскую гадалку А.Ф.Кирхгоф, которая, по словам поэта, предсказала его судьбу. Пушкин упоминал А.В.Всеволожского ("недавнего рекрута Гименея") в вариантах стихотворения "Горишь ли ты, лампада наша..." (1822). В 1827 году, после возвращения поэта из ссылки, они нередко встречались и у общих знакомых, и в петербургских литературно-театральных кругах. Так, 13 декабря 1836 года на дружеском обеде у Всеволожского Пушкин, М.Ю.Виельгорский, П.А.Вяземский и В.А.Жуковский, сочинили "шуточный канон" в честь М.И.Глинки, а В.Ф.Одоевский тут же положил его на музыку. Пушкин был знаком и с семьей камергера А.В.Всеволожского - его женой Софьей Ивановной, урожденной княжной Трубецкой (1800- 1852), их сыновьями- Владимиром (1824-1880) и Всеволодом (1822-1888), похороненными вместе с Александром Всеволожским. "Дом Всеволожских" Пушкин намеревался вывести в неосуществленном романе "Русский Пелам".

Степан Дмитриевич Нечаев (1792-1860)- литератор, археолог, член "Союза благоденствия", хороший знакомый А.С.Пушкина, В.К.Кюхельбекера, П.А.Вяземского, А.А.Бестужева. С 1833 по 1836 год обер-прокурор Синода, с 1836-го- сенатор, впоследствии тайный советник. Их встречи с Пушкиным проходили в Петербурге во второй половине 20-х и в 30-е годы. 6 декабря 1827 года они виделись на именинах у Н.И.Греча, а 12 мая 1828 года в компании Пушкина, Вяземского и других Нечаев был на вечере у А.А.Перовского. Сохранилось два письма Пушкина к Нечаеву. Поэт был знаком и с его женой- Софьей Сергеевной (ск. 1836), сестрой И.С.Мальцова.

Старший из братьев Мальцевых - Иван Сергеевич (1807-1880), очень интересовал поэта, возможно, потому, что он служил первым секретарем русского посольства в Персии (при А.С.Грибоедове); он единственный сотрудник миссии, оставшийся в живых. 12 октября 1826 года И.С.Мальцов присутствовал у Веневитиновых, когда Пушкин читал "Бориса Годунова", а 24 октября 1826 года он вместе с поэтом присутствовал на обеде у А.С.Хомякова по случаю основания "Московского вестника", сотрудником которого он являлся. Последующие их встречи происходили в Петербурге, куда переехал на жительство И.С.Мальцов. 2 февраля 1837 года Мальцов писал своему родственнику С.А.Соболевскому, находившемуся за границей, о гибели Пушкина - "милого и любезного поэта". Впоследствии И.С.Мальцов стал камергером, действительным статским советником. Его младший брат - Сергей Сергеевич (1813-1838) был магистром философии Дерптского университета. Пушкин мог с ним встречаться в петербургском салоне А.П.Елагиной и в московских литературных кругах. Имеется свидетельство С.А.Соболевского о том, как Пушкин "объяснял" римского поэта Марциала С.С.Мальцеву, "отлично знавшему по-латыни", и тот не мог "надивиться верности и меткости его заметок".

В своих воспоминаниях (записанных М.И.Семевским) Павел Александрович Муханов (1798-1871) рассказал, что был "коротким приятелем" Пушкина "еще по петербургской своей жизни" (до мая 1820), в бытность свою штабс-капитаном и адъютантом управляющего Главным штабом графа П.А.Толстого. В Москве П.А.Муханов встречался с Пушкиным в доме Урусовых. Вместе с П.А.Вяземским, Е.А.Баратынским, И.М.Снегиревым Муханов присутствовал 15 мая 1827 года у М.П.Погодина на прощальном завтраке по случаю "отъезда Пушкина в Петербург". 11 августа 1828 года Муханов писал М.П.Погодину из Петербурга: "Пушкин учится английскому языку, а остальное время проводит на дачах". 29 апреля 1830 года Муханов, в числе других приближенных, был на новоселье у М.П.Погодина, где виделся с поэтом. Нельзя исключить также его встреч с Пушкиным в петербургском доме Карамзиных. П.А.Муханов- автор биографического очерка о Пушкине.

Стихи "Я видел вас, я их читал..." Пушкин посвятил поэтессе Екатерине Александровне Тимашевой, урожденной Загряжской (1798-1881), и вписал их в ее альбом:
Я видел вас, я их читал,
Они прелестные созданья,
Где ваши томные мечтанья
Боготворят свой идеал.
Я пил отраву в вашем взоре,
В душой исполненных чертах,
И в вашем милом разговоре,
И в ваших пламенных стихах...
Это о ней 9 ноября 1826 года Пушкин из Михайловского писал П.А.Вяземскому: "Что Тимашева? как жаль, что я не успел с нею завести благородную интригу! но и это не ушло". В своих стихотворениях "Послание к учителю" и "К портрету Пушкина" (октябрь 1826) Тимашева восторженно отзывается о поэте. В письме к Вяземскому Екатерина Александровна просила выразить признательность Пушкину за публикацию ее стихотворения "Ответ" в "Северных цветах" (1831). Е.А.Тимашевой посвящали стихи также Е.А.Баратынский, И.Е.Великопольский, П.А.Вяземский, Е.П.Ростопчина и Н.М.Языков.

Пушкин был хорошо знаком с дружной семьей Ивана Александровича Пашкова (1758-1828) - отставного полковника. Один из его сыновей был соседом Пушкина по Болдину. Наиболее близкие отношения у поэта были с сыном Ивана Александровича - Сергеем (1801-1883) - отставным поручиком, и его женой Надеждой Сергеевной, урожденной княжной Долгоруковой (1811-1880). 1 марта 1831 года Пушкин с женой был у них в московском доме на Чистопрудном бульваре и участвовал в устроенном ими санном катании. Поэт знал и его брата Николая (1800-1873) - корнета лейб-гвардии Гусарского полка, композитора и певца-любителя.

По свидетельству современников, во время южной ссылки, в Одессе, Пушкин находился "под покровительством" правителя канцелярии М.С.Воронцова - Александра Ивановича Казначеева (1783-1880). В марте 1824 года Казначеев писал полицмейстеру Кишинева Я.Н.Радичу о Пушкине - "славном и благородном малом", который "любит возиться с ультра-либералами". В письме к поэту В.И.Туманскому, отправленном из Михайловского в Одессу в августе 1825 года, Пушкин свидетельствовал свое почтение Казначееву и его жене - Варваре Дмитриевне, урожденной княжне Волконской (1793-1859)- женщине умной, любезной, начитанной, страстной любительнице литературы. Она устраивала в Одессе литературные вечера, на которых и бывал ссыльный поэт. Впоследствии А.И.Казначеев был градоначальником в Феодосии, а затем таврическим губернатором и градоначальником Одессы.

В сентябре 1833 года по пути в Оренбург Пушкин нанес визит нижегородскому военному и гражданскому губернатору генерал-майору (впоследствии генерал-лейтенанту) Михаилу Петровичу Бутурлину (1786-1860) и его жене Анне Петровне, урожденной княжне Шаховской (1793-1861). Пушкин рассказывал Анне Петровне о своей "проповеди" в болдинской церкви в холерный год (1830). В донесении оренбургскому военному губернатору В.А.Перовскому его нижегородский коллега выражал сомнение в научных целях поездки Пушкина (сбор материалов для "Истории Пугачева"), предполагая в нем тайного ревизора. Возможно, отсюда у Пушкина и возник сюжет комедии, который он передал Н.В.Гоголю для его "Ревизора".

В путешествии по Кавказу в 1829 году, возможно, и познакомился Пушкин с поручиком лейб-гвардии Конно-егерского полка, адъютантом генерал-фельдмаршала И.Ф.Паскевича Сергеем Александровичем Щербатовым (1804-1872). Встречался поэт с ним и его женой - Прасковьей Борисовной, урожденной Святополк-Четвертинской (1818-1899) и позже в Москве. В семье потомков Щербатовых хранился экземпляр "Кавказского пленника" (1822) с дарственной надписью поэта: "Другу моему Сергею".

В Ново-Девичьем монастыре погребена Софья Федоровна Пушкина (1806-1862) - сестра жены декабриста В.П.Зубкова, о которой упоминалось ранее. Она - дальняя родственница А.С.Пушкина. Познакомился поэт с ней в Москве в сентябре - октябре 1826 года, вероятно, в доме В.П.Зубкова. Поэт увлекся Софьей Федоровной и вел даже переговоры о женитьбе. Тогда он писал Зубкову: "Я вижу раз ее в ложе, в другой на бале, в третий сватаюсь". Но она не приняла его сватовства, а через год вышла замуж за Валериана Александровича Панина (1803-1880), впоследствии ставшего строителем Московского вдовьего дома. С Софьей Федоровной Пушкиной связано стихотворение "Нет, не черкешенка она..." (1826).

В Москве многие знают дом на Суворовском бульваре, где в 1852 году умер Н.В.Гоголь (во дворе этого дома находится прекрасный памятник писателю работы скульптора Н.Н.Андреева). Этот дом принадлежал обер-прокурору Синода Александру Петровичу Толстому (1801-1873). Он, как известно, приютил у себя Гоголя. Но не все знают, что А.П.Толстой был хорошим петербургским знакомым А.С.Пушкина. 24 июня 1832 года на обед к В.А.Мусину-Пушкину были званы А.С.Пушкин, А.П.Толстой, П.А.Вяземский идругиелица близкого круга. 5 июля того же года Пушкин и Толстой, встретившись у Н.А.Муханова, беседовали о политической ситуации в России, о газете "Дневник", об общественной позиции П.А.Вяземского и В.П.Андросова и "очень сошлись мнениями". Возможно, Пушкин встречался с Толстым, когда последний был тверским военным губернатором (1834-1836). В 1833 году Толстой просил Н.А.Муханова прислать ему "Песнь Онегина" и "какие-то стихи Пушкина, где смерть играет в карты с дьяволом". В другом письме он просил Н.А.Муханова прислать ему на короткое время стихи умершего поэта: "Слухи носятся, что у тебя множество хороших стихов покойника. Сделай дружбу, пришли..."

Салтыков Михаил Александрович (1767-1851) - попечитель Казанского учебного округа и Казанского университета (1812-1818), с декабря 1828 года сенатор 6-го (московского) департамента Сената, с февраля 1830 по 1849 год почетный опекун Московского опекунского совета, тесть друга Пушкина А.А.Дельвига. Был знаком Пушкину еще по "Арзамасу", почетным членом которого он состоял. В пушкинском письме к Дельвигу, написанном осенью 1825 года, читаем: "Кланяйся от меня почтенному, умнейшему Арзамасцу, будущему своему тестю". С Михаилом Александровичем поэт встречался также в Москве в доме своего дяди В.Л.Пушкина и, конечно, в доме самого Салтыкова. А в конце января 1831 года он сообщил П.А.Плетневу: "Вчера ездил я к Салтыкову объявить ему все - и не имел духу". Речь в этих строках велась о горестном известии - смерти А.А.Дельвига.

НОВОДЕВИЧЬЕ КЛАДБИЩЕ

В 1898 году за южной стеной Ново-Девичьего монастыря открыто самостоятельное (так называемое Старое) Новодевичье кладбище (в 1898- 1904 годах обнесено стеной). В различное время на Старое Новодевичье кладбище был перенесен прах великого писателя Н.В.Гоголя, поэтов А.С.Хомякова, Н.М.Языкова (из Данилова монастыря), писателя С.Т.Аксакова и поэта Д.В.Веневитинова (из Симонова монастыря). Их надгробия располагаются рядом, друг возле друга, на 2-м участке (ряды 13-14) Новодевичьего кладбища.

Сергей Тимофеевич Аксаков (1791-1859)- писатель и цензор, автор известного романа "Детские годы Багрова-внука", "Трактата об ужении рыбы" и "Записок ружейного охотника", был московским знакомым Пушкина. Известно о нескольких встречах Пушкина и Аксакова у М.П.Погодина в 1829-1830 годах. 23 марта 1830 года Аксаков выступает в печати с защитой поэта от нападок Н.А.Полевого и Н.И.Надеждина. Пушкин хвалил статью Аксакова, не зная ее авторства. В "Капитанской дочке" Пушкин использовал сюжет очерка Аксакова "Буран". Скорбь о безвременной кончине Пушкина Аксаков высказал в письме к сыну Григорию от 21 января 1838 года. Пушкин знал и жену Аксакова - Ольгу Семеновну, урожденную Заплатину (1793-1878). К сожалению, ее могила в Симоновом монастыре была уничтожена при ликвидации всего тамошнего некрополя.

Если С.Т.Аксаков был хорошим знакомым Пушкина, то Д.В.Веневитинов, А.С.Хомяков, Н.М.Языков и Н.В.Гоголь- его близкими друзьями. Дмитрий Владимирович Веневитинов (1805-1827) доводился Александру Сергеевичу четвероюродным братом; они знали друг друга с детства. Дмитрий Владимирович - поэт и критик, один из основателей и авторов "Московского вестника", фактический глава кружка "любомудров". В 1825 году, когда Пушкин еще находился в Михайловской ссылке, Веневитинов выступил с разбором I главы "Евгения Онегина", где полемизировал с Н.А.Полевым. Статьи Веневитинова Пушкин приветствовал: он говорил, что отклики Веневитинова он "прочел с любовью и вниманием, все остальное - или брань, или переслащенная дичь". 10 сентября 1826 года Веневитинов был у С.А.Соболевского, когда поэт читал своего "Бориса Годунова". Затем они почти через день встречались либо у Веневитинова, либо у Пушкина. Известно, что 25 сентября и 12 октября того же года Пушкин читал у Веневитиновых "Бориса Годунова" (а вскоре Дмитрий Владимирович написал одну из лучших своих статей, посвященную разбору сцены из этой пушкинской трагедии), а 13 октября присутствовал у них же на чтении А.С.Хомяковым его "Ермака". Последняя встреча поэтов состоялась у Хомякова на обеде 24 октября 1826 года. К этому же году относится и послание Веневитинова "К Пушкину". В конце октября Дмитрий Владимирович уехал в Петербург на место новой службы, простудился и 15 марта 1827 года умер. 2 апреля 1827 года Пушкин и А.Мицкевич "провожали гроб Веневитинова и плакали об нем, как и другие", глубоко скорбя, что "так рано умер чудный поэт". Сохранился рисунок Пушкина, изображавший Веневитинова. Дмитрий Владимирович Веневитинов - автор музыки на стихи Пушкина "Ночной зефир...".

Поэты Алексей Степанович Хомяков (1804- 1860) и Николай Михайлович Языков (1803-1845) были родственниками: Алексей Степанович был женат на сестре Николая Михайловича - Екатерине Михайловне. А.С.Хомяков - писатель, драматург, критик, один из идеологов славянофильства. В молодости был на военной службе, но с 1829 года уже в отставке. Знакомство и общение Пушкина и Хомякова началось в 1826 году, по возвращении поэта в Москву. Как уже говорилось, они встречались у Веневитиновых. 24 октября 1826 года в доме Хомяковых на Петровке на обеде, по случаю организации журнала "Московский вестник", присутствовали Пушкин, Баратынский, Мицкевич и другие лица. В 1827-1828 годах Хомяков переехал в Петербург, и там его встречи с Пушкиным стали частыми. Так, 30 апреля 1828 года Хомяков с В.А.Жуковским, П.А.Вяземским, И.А.Крыловым, А.Мицкевичем и другими был на вечере у Пушкина. А летом в 1829 году они виделись уже в Москве у М.П.Погодина, и несколько раз в 1830 году. В 1832 году в Петербурге на вечере у Карамзиных Пушкин присутствовал на чтении Хомяковым его трагедии "Дмитрий Самозванец". Их последние встречи относятся ко времени приезда Пушкина в Москву в мае 1836 года. В письме жене от 1 февраля 1837 года А.С.Хомяков писал по поводу кончины поэта: "Я чуть не плачу, вспомнив о нем". Еще до знакомства А.С.Пушкин и Н.М.Языков в 1824-1825 годах обменялись стихотворными посланиями:
Языков, кто тебе внушил
Твое посланье удалое?
Как ты шалишь, и как ты мил,
Какой избыток чувств и сил,
Какое буйство молодое!
Будучи студентом Дерптского университета (1822-1829), Языков славился своими застольными песнями и буршескими замашками. Вот лишь некоторые из его стихов тех бурных студенческих лет: "Мы любим шумные пиры, вино и радости мы любим"; "Да будут наши божества - вино, свобода и веселье!"; "Как я люблю тебя, халат! Одежда праздности и лени, товарищ тайных наслаждений и поэтических отрад!". Эти жизнерадостные, раскованные, воспевающие свободу чувств стихи при-
вели в восторг П.А.Вяземского, и он откликнулся на них посланием "К Языкову":
Я у тебя в гостях, Языков!
Я в княжестве твоих стихов,
Где эхо не забыло кликов
Твоих восторгов и пиров.
Я в Дерпте, павшем пред тобою!
Его твой стих завоевал:
Ты рифмоносною рукою
Дерпт за собою записал.
Ты русским духом, русской речью
В нем православья поднял тень
И русских рифм своих картечью
Вновь Дерпту задал Юрьев день.
Летом 1826 года студент-философ гостил в Тригорском у П.А.Осиповой. Тогда-то ее сын (от первого брака) Алексей Николаевич Вульф - однокашник Языкова по Дерптскому университету - и познакомил двух поэтов. Знакомство произвело на Языкова глубокое впечатление, которое он отразил в своем послании "А.С.Пушкину" ("О ты, чья дружба мне дороже...", 1826) и позже в стихотворении "На смерть няни А.С.Пушкина" (1830). Пушкин высоко ценил творчество Языкова и, постоянно стремясь привлечь его к сотрудничеству, говорил: "Я надеюсь на Николая Языкова, как на скалу". В 1828 году он адресует Языкову послание "К тебе сбирался я давно...". Весной 1830 года Языков поселяется в Москве, они видятся у М.П.Погодина, а 23 августа оба участвуют в похоронах дяди Пушкина Василия Львовича. 27 января 1831 года Пушкин, Е.А.Баратынский, Н.М.Языков, П.А.Вяземский встречаются в московском ресторане "Яр" помянуть умершего поэта А.А.Дельвига. В феврале того же года, перед свадьбой, Пушкин устроил "мальчишник", на котором среди других его гостей был и Языков. "Звучная лира" Языкова вызывала неизменное восхищение Пушкина. После выхода в 1833 году сборника стихотворений Языкова он восторженно писал: "Человек с обыкновенными силами ничего не сделает подобного, тут потребно буйство сил". Наивысшим признанием поэтического таланта Языкова звучат пушкинские строки:
Клянусь Овидиевой тенью:
Языков, близок я тебе.
В последующем (в 1834 году Языков тяжело заболел) они часто встречаются и переписываются. По пути в Оренбург Пушкин побывал в симбирском имении братьев Языковых и провел с ними вечер. В 1836 году Пушкин приглашает Николая Михайловича к сотрудничеству в "Современнике", но больной поэт уже не смог принять это предложение. Известие о смерти Пушкина Языкову передали А.Н.Вульф и А.С.Хомяков. 12 июля 1837 года Языков пишет Вульфу о глубокой печали, овладевшей им в связи с гибелью Пушкина.

Известие о смерти Пушкина застало Н.В.Гоголя в Париже, когда он гостил у А.О.Смирновой-Россет и ее мужа. Александра Осиповна свидетельствует, что Гоголь рыдал, получив это известие. За что же так ценил Гоголь своего великого друга? Николай Васильевич понимал, какую важную роль сыграл Пушкин в его судьбе. Познакомились они в Петербурге 20 мая 1831 года у П.А.Плетнева. А с июня того же года, когда Гоголь поселяется в Павловске, где он давал уроки сыну княгини А.И.Васильчиковой, их встречи становятся частыми. "Все лето я прожил в Павловске и Царском Селе... - писал Гоголь А.С.Данилевскому от 2 ноября 1831 года. - Почти каждый вечер собирались мы: Жуковский, Пушкин и я. О, если бы ты знал, сколько прелестей вышло из-под пера сих мужей". Писателя и поэта соединяла не только взаимная личная симпатия, но и деловые и творческие связи. В 1833 году они вместе с В.Ф.Одоевским замышляли издавать альманах "Тройчатка". Пушкин помогал Гоголю занять кафедру истории в Киевском университете. Правда, после блестящего прочтения нескольких лекций Николай Васильевич убедился, что профессорство - не его призвание, и оставил кафедру. Александр Сергеевич передал ему сюжеты "Ревизора" и "Мертвых душ", а в январе 1836 года привлек его к сотрудничеству в "Современнике". В свою очередь Гоголь делился со своим старшим другом литературными планами, присылал на предварительный просмотр рукописи повестей и комедий. И все прочитанное, начиная с "Вечеров на хуторе близ Диканьки", получило благожелательный прием Пушкина. Восторг и уважение вызвали у поэта гоголевские "Арабески", "Миргород", "Нос", "Коляска", первые главы "Мертвых душ" и другие произведения. В 1835 году, еще при жизни поэта, Гоголь охарактеризовал его в "Арабесках" как русского национального поэта. А в письмах, написанных уже после гибели Пушкина, находим глубокие и восторженные характеристики его бессмертных творений. Так благодарил Гоголь за искреннюю дружбу и сердечное к себе отношение нашего великого русского поэта.

В заключение хотелось бы высказать надежду, что в Донском монастыре будет установлен памятный знак его знакомым: Д.Н.Бегичеву, Н.С.Всеволожскому, С.Д.Нечаеву, Н.В.Путяте, С.А.Тучкову, Е.А.Тимашевой, Г.И.Спасскому, Н.И.Пашкову, И.С.Мальцеву, П.А.Муханову, А.А.Эйлер и родственникам великого поэта - Н.А.и С.Н.Гончаровым.

ВАГАНЬКОВО

О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: их нет,
Но с благодарностию: были.
В.А.Жуковский


На Ваганьковском кладбище находится 71 захоронение друзей, знакомых, родных и потомков А.С.Пушкина. Из них пока найдено только 27. Многие из тех, кто знал Пушкина, отмечали в нем редкостный дар общительности, искренность, прямоту и дружелюбие в отношениях с людьми, любовь и преданность друзьям. Об этом хорошо сказал он сам:
О, где б судьба ни назначала
Мне безымянный уголок,
Где б ни был я, куда б ни мчала
Она смиренный мой челнок,
Где поздний мир мне б ни сулила,
Где б ни ждала меня могила,
Везде, везде в душе моей
Благословлю моих друзей.

На Ваганькове нашли свое упокоение многие близкие друзья и приятели поэта - Павел Воинович Нащокин (1801-1854), Алексей Николаевич Верстовский (1799-1862), Владимир Иванович Даль (1801-1872), Федор Иванович Толстой ("Американец") (1782-1846), Сергей Дмитриевич Киселев (1793-1851), Степан Петрович Шевырев (1806-1864), Александр Александрович Башилов-сын (1807-1854) и др. "Скажи Нащокину, чтоб он непременно был жив, во-первых, потому что он мне должен; 2) потому, что я надеюсь быть ему должен; 3) что если он умрет, не с кем будет в Москве молвить слова живого, то есть умного и дружеского", - писал А.С.Пушкин композитору А.Н.Верстовскому. Эти шутливые строки выражают нежную сердечную привязанность поэта к одному из самых близких и преданных друзей - Павлу Воиновичу Нащокину. Пушкин познакомился с ним еще в лицейские годы, когда Нащокин учился в Благородном пансионе при Лицее вместе с его братом Львом Сергеевичем. В 1815 году Нащокин вышел из пансиона, не окончив его. С 1819 года служил в лейб-гвардии Измайловском полку, и до высылки Пушкина на юг они часто виделись в Петербурге. В 1823 году Павел Воинович был уволен из армии "по домашним обстоятельствам" в чине поручика. Так он на всю жизнь и остался официально "отставным поручиком" и более никогда и нигде не служил. В 1826 году после возвращения поэта из ссылки их встречи, но уже в Москве, возобновились и стали особенно дружескими с 1830 года. Нащокин много играл в карты, нередко проигрывал, в случае же большого выигрыша жил по широкой натуре и, где только требовалось, делал добро - помогал бедным и давал взаймы, часто без отдачи. У него чуть ли не ежедневно собиралось разнообразное общество: литераторы, актеры, купцы и цыгане. Иногда являлись заезжие петербургские друзья, в том числе и Пушкин. Александр Сергеевич, когда принимал решение жениться, советовался с "Воинычем" как с человеком "больше него опытном в житейском деле". Вера Александровна, жена Нащокина, вспоминала, что для таких советов, чтобы им никто не мешал, друзья уходили в ... баню, забирались в парной на полок и обсуждали там свои интимные дела. Нащокин горячо одобрил выбор друга, помог заплатить долги (Пушкин незадолго до этого проиграл крупную сумму помещику, профессиональному игроку В.С.Огонь-Догановскому). Он же принимал самое деятельное участие в предсвадебных хлопотах друга. Был он и на "мальчишнике", устроенном Пушкиным для ближайших друзей. Пушкин крестил дочь Павла Воиновича Катю; в свою очередь Нащокин был крестным отцом старшего сына Пушкина - Александра. Приезжая в Москву, Пушкин, начиная с декабря 1831 года, останавливался у Нащокиных. К 1831 году относится знаменитая затея Нащокина соорудить нечто с необыкновенной точностью копирующее в миниатюре обстановку его дома. Пушкин был в восторге от "нащокинского домика". Кукольный каприз, обошедшийся Нащокину почти в 40 тысяч рублей (громадная сумма по тому времени), был им, однако, заложен и не выкуплен. И только в нашем веке исследователи и музейные работники разыскали рассеянные по белу свету предметы этого миниатюрного домика, собрали их, и теперь это рукотворное чудо можно увидеть в Музее поэта в городе Пушкине (Царское Село). Все предметы обстановки миниатюрного домика (клавесин, мебель, столовая и чайная посуда и проч.) были изготовлены на тех же фабриках и заводах, что и настоящие. На мини-клавесине можно сыграть незатейливую мелодию, только на фарфоровом блюде (блюдечке!) вместо румяного поросенка лежал зажаренный "мышонок". Нельзя не согласиться с А.И.Куприным, сказавшим: "Эта вещь драгоценна как памятник старины и кропотливого искусства, но она несравненно более дорога нам как почти живое свидетельство той обстановки... той среды, в которой попросту и так охотно жил Пушкин". П.В.Нащокин был превосходным рассказчиком. Пушкин ценил этот дар и настойчиво убеждал друга записывать свои воспоминания. Некоторые устные рассказы Нащокина послужили Пушкину сюжетом для его произведений, в том числе повести "Дубровский" и поэмы "Домик в Коломне". Впоследствии сам Павел Воинович говорил, что он слышал "почти все произведения Пушкина от него самого еще до печати". Пушкин очень ценил критический талант своего друга, доверяя его взглядам и вкусу. Поэт хорошо знал и жену П.В.Нащокина Веру Александровну (1811-1900). В ее воспоминаниях сохранены драгоценные подробности жизни Пушкина в последний его приезд в Москву в мае 1836 года. Вера Александровна намного пережила Павла Во-иновича, своих детей и умерла в нищете. Правда, о ней вспомнили в 1880 году, когда открывали памятник Пушкину в Москве. Похоронены Нащокины на 16-м участке. Место их упокоения отмечено черной гранитной стеллой с надписью "Нащокины". Их могилу трудно отыскать, и пока она совсем не затерялась, необходимо поставить "сердечному другу" Пушкина и его жене достойный их памятник.

С ними вместе был похоронен брат жены Павла Воиновича - Лев Александрович Нарский (1817-1837), юноша с серьезными музыкальными интересами, вероятно, оркестрант Оперной труппы, а также художник-копиист. По свидетельству Веры Александровны Нащокиной, Пушкин познакомился с ее братом в 1833 году в доме ее отца. В конце 1833 года они вместе ездили в Петербург. По возвращении Нарский, вспоминала Нащокина, "восторженно отозвался о Пушкине".

Неподалеку от Нащокиных, в середине Тимирязевской аллеи, на 16-м участке, похоронен Владимир Иванович Даль (1801-1872)- писатель, лексикограф, ученый и врач. Черный приземистый крест из камня на его могиле и могиле его жены хорошо виден с аллеи (на аллее установлена также табличка-указатель). Последние годы он жил поблизости, любил ходить на Ваганьково и завещал похоронить его там. Для этого ему пришлось в старости принять крещение: иноверцев в Москве хоронили на Введенском кладбище. Человек разносторонних талантов, Даль много сделал в области культуры и науки. В молодости был он морским офицером - лейтенантом российского флота, другом адмирала П.С.Нахимова, и хирургом. Всю жизнь он поддерживал дружеские связи с Н.И.Пироговым, с которым вместе окончил медицинский факультет Дерптского университета. Как писатель сочинял сказки, рассказы и повести под псевдонимом Казак Луганский (по названию города, где он родился в семье горного инженера). В 1830 году написал первый очерк "Цыганка", затем опубликовал обработанные им "Русские сказки", а в 1833-1839 годах - "Были и небылицы" в четырех книгах. В.Г.Белинский отмечал реалистический и демократический характер произведений Даля и считал его после Н.В.Гоголя лучшим рассказчиком среди писателей того времени. Несмотря на ярко выраженные гуманитарные устремления, Владимир Иванович всю свою жизнь оставался государственным служащим. Будучи человеком чести, он поставил перед собой невыполнимую задачу: искоренить взяточничество среди чиновников... Знакомство Даля с Пушкиным относится к осени-зиме 1832 года, когда он подарил поэту свои "Русские сказки. Пяток первый". Ближе они познакомились в 1833 году в Оренбурге, когда Пушкин ездил собирать материал для "Истории Пугачева". Даль в ту пору служил чиновником по особым поручениям у оренбургского губернатора. Они вместе посетили Бердскую крепость - прототип Белогорской крепости в "Капитанской дочке"; Владимир Иванович познакомил Пушкина с людьми, еще помнившими Пугачева. С того времени между ними установились дружеские отношения. Тогда же Пушкин подарил Далю рукопись сказки "О рыбаке и рыбке" с надписью: "Твоя от твоих. Сказочнику казаку Луганскому, сказочник Александр Пушкин", а позднее переслал ему "Историю Пугачевского бунта". По совету Александра Сергеевича Даль начал собирать и толковать слова и выражения русского языка и его диалектов, в результате чего был создан его великий "Толковый словарь живого великорусского языка". Это был самый главный труд Владимира Ивановича, которому он посвятил более пятидесяти лет. Эту работу он не прекращал даже на русско-турецком фронте, где был полковым хирургом. Рассказывают, что однажды турки захватили обоз, где находились все материалы ученого, относящиеся к "Словарю". И тогда Даль, с разрешения своего начальства, во главе небольшого отряда совершил налет на турок и отбил драгоценные для него материалы, проявив при этом большую личную храбрость... За свой "Толковый словарь" Владимир Иванович был удостоен звания почетного академика Петербургской Академии наук и награжден золотой медалью имени Ломоносова, высшей наградой Академии. Очень ценен и составленный им сборник "Пословицы русского народа". К 1836 году относится стихотворное послание Даля "Александру Сергеевичу Пушкину", в котором он приветствует издание "Современника". Тогда же он посылает для "Современника" свою статью "Во всеуслышание" (сохранилась в бумагах Пушкина-редактора). В конце 1836 года Даль приехал из Оренбурга в Петербург, и их встречи возобновились. После ранения Пушкина на дуэли Владимир Иванович безотлучно находился у постели умирающего поэта как врач и как друг. По свидетельству Даля, тогда Пушкин в первый раз сказал ему "ты" и, сняв с руки перстень-талисман, подарил на память. Последние слова поэта были также обращены к нему. После смерти Пушкина Наталья Николаевна подарила Далю на память о муже сюртук, простреленный на дуэли. В.И.Даль оставил воспоминания и рассказы о Пушкине и записку о ранении и смерти поэта. Находясь длительное время на службе в Оренбурге, Даль объездил и изучил обширный Оренбургский край; как ученый-этнограф оставил описание жизни и обычаев многочисленных народностей, населявших этот край, по площади превосходящий несколько стран Европы вместе взятых. Так он стал профессиональным биологом и зоологом, его перу принадлежат написанные для школы учебники "Биологии" и "Зоологии", по которым училось не одно поколение русских людей. Но все было это уже после гибели Пушкина...

В начале Тимирязевской аллеи (13-й участок) покоится приятель Пушкина- граф Федор Иванович Толстой ("Американец") (1782-1846). На надгробие - стелу из розового гранита - указывает установленная на аллее табличка с надписью: "Ф.И.Толстой". Федор Иванович Толстой был богатым и храбрым гвардейским офицером. Хорошо владел пистолетом и шпагой, но имел прескверный характер, что приводило к частым ссорам. На дуэлях он убил одиннадцать человек, за что его дважды разжаловали в рядовые. Но начиналась новая война (Федор Иванович - доблестный герой Отечественной войны), и за личную храбрость его вновь произвели в офицеры. Его плавание рядовым матросом в кругосветной экспедиции И.Ф.Крузенштерна было у всех на устах. За время этой одиссеи он перессорил весь экипаж шлюпа, за что был высажен на остров у Северной Америки и некоторое время жил среди алеутов, в большом почтении и уважении. В 1805 году пешком вернулся через Камчатку в Петербург. Получил прозвище "Американец", а А.С.Грибоедов в своей комедии "Горе от ума" окрестил его "алеутом". Толстой-"Американец" вел жизнь, полную приключений, был отчаянным картежным игроком и бретером. Вот какую характеристику ему дал его двоюродный племянник Лев Николаевич Толстой: "Граф Федор Иванович Толстой, прозванный Американцем, был человек необыкновенный, преступный и привлекательный". А сын Льва Николаевича Толстого Сергей Львович писал: "... Он был человек храбрый, энергичный, неглупый, остроумный, образованный для своего времени и преданный друг своих друзей". О чрезвычайной доброте Федора Ивановича много говорили, он мог отдать последнюю копейку бедному, был честен и не способен на обман. В то же время ему ничего не стоило обыграть в карты до нитки! И не из-за денег, а ради острых ощущений, которые он, По-видимому, испытывал во время картежной игры. К тому же, по свидетельству самого Пушкина, Толстой был внешне похож на генерала А.П.Ермолова - героя 1812 года. Конечно, такой человек не мог не заинтересовать поэта. Пушкин познакомился с Толстым в октябре 1819 года в Петербурге и, уезжая в южную ссылку, расстался с ним по-приятельски. Вскоре до него дошел слух, что Толстой будто бы в письме к князю А.А.Шаховскому высказал о нем нечто обидное, а князь показал письмо своим знакомым. Известно, что Александр Сергеевич был весьма щепетилен в вопросах чести, поэтому он глубоко переживал это событие и даже думал покончить с собой, о чем писал П.Я.Чаадаеву и просил у него совета. Поэт благодарил Петра Яковлевича за поддержку в послании "Чаадаеву" (1821), где одновременно клеймил своего обидчика. Помимо этого, Пушкин ответил на клевету Толстого эпиграммой "В жизни мрачной и презренной...". К Чаадаеву же поэт обращался так:
В минуту гибели над бездной потаенной
Ты поддержал меня недремлющей рукой...
В свою очередь Толстой написал на Пушкина ответную эпиграмму, узнав о которой поэт собирался представить его "во всем блеске в 4-й главе "Онегина"". В первый же день приезда в Москву из ссылки он поручил своему другу С.А.Соболевскому передать Толстому вызов на дуэль. К счастью, Толстого тогда в Москве не оказалось, а затем приятели помирили их, они вновь стали друзьями и часто встречались. А через три года Федор Иванович, как старый знакомый Гончаровых, был посредником в сватовстве Пушкина к Н.Н.Гончаровой. Тогда же Толстой присутствовал у С.Д.Киселева на чтении Пушкиным "Полтавы". В мае 1836 года Пушкин последний раз посетил Ф.И.Толстого в Москве, перед отъездом графа за границу. С Федором Ивановичем похоронены: его жена, цыганка Авдотья Максимовна, урожденная Тугаева (1797-1861), дочь Сарра Федоровна (1821-1838) - талантливая поэтесса, которую Пушкин очень ценил, дочь Прасковья (ск. 1887), в замужестве Перфильева. Пушкин знал их всех. Сергей Львович Толстой в своей книге рассказал о женитьбе графа Федора Ивановича Толстого на цыганке, что по тем временам было неординарным событием. Федор Иванович не был долго женат, но уже много лет содержал цыганку Авдотью Максимовну. Она ему родила не одну уже дочку, но жениться на ней графу мешали сословные предрассудки. Однажды Федор Иванович в "пух и прах" проигрался в карты. Нужно было срочно платить долг, а денег не было. И он загрустил. Эту грусть чутко заметила любящая его женщина, и после уговоров граф рассказал ей о своем проигрыше. "Не кручинься, милый, это дело поправимое", - сказала цыганка и через несколько минут принесла ему груду золотых колец, браслетов и других украшений с ценными камнями. Изумленный граф спросил Авдотью Максимовну, откуда у нее такое богатство. "Так все это многие годы дарили Вы мне, милый граф". Толстой был потрясен такой преданностью и любовью и, невзирая на возражения родственников и пересуды высшего московского общества, женился на своей цыганке. Жили они, По-видимому, счастливо: Авдотья Максимовна родила ему двенадцать детей, но они умирали один за другим в малом возрасте. Толстой решил, что его карает Бог, за убитых на дуэлях. Тогда он в свой поминальник вписал всех одиннадцать павших от его руки на дуэлях. Часто поминал их в церкви. Когда умирал его ребенок, он вычеркивал из поминального списка одного убиенного. Но когда умерла одиннадцатая - дочь Сарра, Федор Иванович, вычеркнув последнего, одиннадцатого из поминальника, сказал: "Ну, а ты, цыганенок, будешь жить долго!" И действительно, последняя его дочь Прасковья прожила долгую жизнь. Друзьями Ф.И.Толстого, кроме А.С.Пушкина, С.А.Соболевского, были многие литераторы, в том числе П.А.Вяземский, Д.В.Давыдов, К.Н.Батюшков и другие. Да и сам Федор Иванович был незаурядным литератором, автором злых эпиграмм и пародий.

С Сергеем Дмитриевичем Киселевым (1793-1851) Пушкин также был в приятельских отношениях. Участник Отечественной войны и заграничных походов, он в 1821 году вышел в отставку полковником, после чего жил в Москве почти безвыездно, находясь в знакомстве со многими выдающимися людьми - литераторами, музыкантами, дипломатами и общественными деятелями. Он брат Павла Дмитриевича и Николая Дмитриевича Киселевых, о них велась речь в главе о Донском монастыре. В 1828 году С.Д.Киселев познакомил поэта на балу в Благородном собрании с сестрами Ушаковыми. Пушкин стал часто бывать у Ушаковых на Пресне и коротко сблизился с этой семьей. Александр Сергеевич ухаживал за старшей сестрой - Екатериной Николаевной и посвятил ей несколько стихотворений. Младшая сестра - Елизавета Николаевна (1810-1872), была невестой С.Д.Киселева. Ей Пушкин в 1829 году посвятил такие строки:
Вы избалованы природой;
Она пристрастна к вам была,
И наша вечная хвала
Вам кажется докучной одой.
Вы сами знаете давно,
Что вас любить немудрено...
Елизавете Николаевне принадлежал альбом с рисунками Пушкина, в нем были шаржи и на Сергея Дмитриевича. В 1830 году она стала его женой. Пушкин часто писал Сергею Дмитриевичу из Петербурга в Москву: "На днях приехал я в Петербург, о чем и даю тебе знать... Адрес мой у Демута. Что ты? что наши?.. Весь твой Пушкин. 15 ноября 1829". С 1837 года С.Д.Киселев был московским вице-губернатором. Видимо, поэтому Киселевы были похоронены по 1-му разряду- вблизи церкви, на 14-м участке. На могиле в невысокой кованой ограде - массивная черная гранитная плита. За могилой никто не ухаживает, вероятно, потомков не осталось. Автор этих строк иногда надевает рукавицы и выпалывает на их могиле сорную траву...

На втором 14-м участке Есенинской аллеи, слева во втором ряду, нетрудно заметить за низкой металлической оградой два громоздких диких камня. На большем из них лежат как бы вырубленные из этого же камня три книги с надписями: "Теория поэзии", "История русской словесности" и "История поэзии". А на его стесанной боковой стороне можно прочитать: "Учитель русской словесности, профессор Московского университета, академик С.П.Шевырев. Друзья, товарищи и ученики". На другой стороне камня: "Род. в 1806 г., умер в Париже в 1864 г.". Рядом похоронена жена - Шевырева Софья Борисовна (1809-1871), с которой Пушкин был знаком тоже. Степан Петрович Шевырев- русский критик, историк литературы и поэт. Принимал участие в организации и издании журнала "Московский вестник", печатал в нем свои стихи, критические и теоретические статьи, рецензии. Был горячим поклонником творчества А.С.Пушкина, с которым они часто и дружески встречались. Пушкин ценил Шевырева и как критика, и как поэта. Его стихотворение "Мысль" (1828) считал "одним из замечательнейших стихотворений текущей словесности":
Падет в наш ум чуть видное зерно
И зреет в нем, питаясь жизни соком;
Но придет час - и вырастет оно
В сознании иль подвиге высоком.
Многие стихотворения Шевырева, такие, например, как "Добры люди, вам спою я...", стали цыганскими песнями. Его поэзию высоко ценили Е.А.Баратынский, П.А.Вяземский и Н.В.Гоголь. В 1835-1836 годах С.П.Шевырев опубликовал капитальные труды "История поэзии" и "Теория поэзии", вызвавшие сочувственный отзыв А.С.Пушкина. Друзьями Шевырева были М.П.Погодин, С.Т.Аксаков, А.С.Хомяков, А.А.Дельвиг и др. Могила Шевыревых находится в забвении, стоявшие некогда на обоих надгробных камнях кресты упали и исчезли...

В самом начале Есенинской аллеи справа бросается в глаза черное каменное надгробие квадратного сечения с надписями на боковых сторонах. На одной из них выбито: "Башилов Александр Александрович (1777-1847), тайный советник" на другой - "Башилов Александр Александрович (1807- 1854), сын. Башилов-отец - сенатор, председатель Строительной комиссии в Москве, знакомый А.С.Пушкина. В библиотеке поэта сохранилась книга Башилова "Изложение об устройстве воксала в Петровском парке в Москве" с дарственной надписью: "Его высокоблагородию Александру Сергеевичу Пушкину от учреждения воксала Сенатора Башилова, 1836. Дек. 3 дня". В 1830-х годах начальник Дворцового управления в Москве генерал А.А.Башилов распланировал участки от Петровского парка до самой Тверской заставы, в результате чего Петербургское шоссе стало застраиваться дачами и появились Башиловские улицы. В самом Петровском парке, где ныне располагается стадион "Динамо", были устроены театр и "воксал" - зал для концертов и танцев. Сын сенатора - Башилов Александр Александрович-младший - армейский офицер, поэт. В начале января 1829 года он присутствовал у С.Д.Киселева вместе с Ф.И.Толстым и другими лицами на чтении Пушкиным "Полтавы". В письме от 7 июля 1833 года Башилов напоминает Пушкину о времени, когда тот поощрял его "на поприще словесности" и первым способствовал его поэтическому развитию. Возможно, что они встречались в семье Ушаковых. В альбоме Елизаветы Николаевны Ушаковой есть автографы стихотворений Пушкина и Башилова. В альманахе "Радуга" (1830) Башилов поместил посвященное Пушкину стихотворение "Поэт". В библиотеке А.С.Пушкина сохранилась книга "Поселянка, повесть в стихах. Сочинение А.Башилова" с дарственной надписью.

В позапрошлом веке в Москве была единая оперная и драматическая труппа. Ее оперная часть выступала на сцене Большого театра, а драматическая - на сцене Малого. У них была общая дирекция, именовавшаяся Дирекцией Московских Императорских театров. С 1825 года инспектором музыки, с 1830 инспектором репертуара этих театров, а с 1848 по 1860 год управляющим Московской конторой Императорских театров был выдающийся театральный деятель и композитор Алексей Николаевич Верстовский (1799-1862). 35-летний период его работы в московских театрах часто называют "эпохой Верстовского". До него "на театрах" ставились преимущественно иностранные оперы, водевили и драмы, а главными исполнителями были иностранные актеры и певцы. Верстовскому удалось полностью обновить репертуар, проложить дорогу на сцену Большого и Малого театров русскому искусству. Композитор стал одним из основоположников жанра русской оперы-водевиля. Он написал шесть "серьезных" опер ("Аскольдова могила", "Вадим" и др.), а также оперы-водевили, сочинял романсы, баллады и музыку для театральных представлений. А.Н.Верстовский был хорошо знаком с А.С.Грибоедовым, В.Ф.Одоевским, С.Т.Аксаковым, М.Н.Загоскиным, П.В.Нащокиным, М.П.Погодиным, П.А.Вяземским, С.П.Шевыревым, Ф.И.Толстым и др. Знакомство с Пушкиным состоялось еще до высылки поэта на юг. В ссылке Пушкин узнал, что Верстовский написал балладу на его стихотворение "Черная шаль". После возвращения поэта они встречались у М.П.Погодина, а в феврале 1831 года композитор присутствовал у Пушкина на "мальчишнике". Верстовский также сочинил кантату на стихотворение Пушкина "Пир Петра Первого". Вспоминая об этой песне, он в 1860 году писал В.Ф.Одоевскому: "Эту песню я часто игрывал покойному Пушкину, и она приводила его в восторг". При жизни поэта композитор на его тексты написал романсы: "Черная шаль", "Гишпанская песня" ("Ночной зефир"), "Два ворона", "Казак" (из поэмы "Полтава"), "Певец", "Песнь девы" (из поэмы "Руслан и Людмила"), "Цыганская песня" ("Старый муж, грозный муж...") и "Муза". В 1820-х годах эти романсы, в особенности "Черная шаль" и "Ночной зефир", исполнялись в концертах и пользовались большим успехом. Не забыты они и сейчас. Пушкин особенно любил слушать "Черную шаль" в исполнении жены Верстовского Надежды Васильевны Репиной-Верстовской (1809-1867) - ведущей солистки Большого театра. Похоронены Верстовские на 2-м участке, у церковной паперти. На их могиле серая гранитная колонна, пересеченная рустом и увенчанная белой урной.

Слева, в нескольких метрах от Верстовских, покоится поэт и ученый, профессор Московского университета Алексей Федорович Мерзляков (1778-1830). Блестящими импровизациями были его лекции по русской словесности, которые приходили слушать студенты со всех факультетов. Он открывал наугад том сочинений Ломоносова или Державина и начинал вдохновенно, легко и свободно говорить о творчестве поэта, приводя слушателей в восторг. Но Мерзляков был не только блестящим лектором, но и поэтом и переводчиком. Наследие Алексея Федоровича представлено оригинальными и переводными стихотворениями, песнями и романсами, критическими статьями и трактатами. На слова Мерзлякова писали музыку композиторы А.Е.Варламов, Д.Н.Кашин и другие. Его песни звучали в концертных залах и дворянских салонах, их распевали московские студенты. Из песен А.Ф.Мерзлякова, популярных в первой половине позапрошлого века, сохранились в современном репертуаре "Чернобровый, черноглазый молодец удалый!", "Ачтожеты, голубчик...". Наибольшее распространение приобрела его песня "Среди долины ровныя...". Поэт высоко ценил русское народное творчество. "О, каких сокровищ мы себя лишаем, - говорил он. - Собирая древности чуждые, - не хотим заниматься теми памятниками, которые оставили знаменитые предки наши! В русских песнях мы бы увидели русские нравы и чувство, русскую правду, русскую доблесть!" Часто на занятиях в университете и в Благородном пансионе при нем, где он также преподавал словесность, Мерзляков читал "Кавказского пленника" А.С.Пушкина, читал и плакал... Алексей Федорович был учителем А.С.Грибоедова, П.А.Вяземского, В.Г.Белинского, Ф.И.Тютчева, М.Ю.Лермонтова. Пушкин познакомился с Мерзляковым во второй половине 1820-х годов. Они встречались у его дяди - Василий Львовича, с которым Мерзляков был в дружеских отношениях, и в московских литературных кругах. Пушкин отрицательно относился к критическим работам Мерзлякова. Но сближала их, вероятно, любовь к народному поэтическому творчеству. Умер профессор в 1830 году и погребен возле церкви. Многочисленные его ученики - студенты Московского университета на собранные деньги воздвигли любимому учителю литое чугунное надгробие в виде усеченной черной пирамиды, увенчанной урной. На чугунных гранях пирамиды четко выступают литые слова: "Мерзляков Алексей Федорович, профессор красноречия и поэзии, статский советник, умер в 1830 г. на 53 году жизни. Незабвенному учителю русского слова благодарные ученики студенты Московского университета и любители отечественной словесности. Сооружен в 1832 г." Более чем за полтора столетия чугунное надгробие "разошлось по швам" и требовало срочной реставрации. В 1992 году заботами Московского Фонда культуры эта реставрация была проведена, и сейчас памятник находится в хорошем состоянии.

В глубине 14-го участка (неподалеку от Башиловых) хорошо просматривается стилизованная трехгранная часовенка с распятием. На одной из ее граней - барельефный портрет усопшего. Это надгробие известному скульптору Александру Васильевичу Логановскому (1812-1855), ученику В.И.Демута-Малиновского. Работал он преимущественно в области монументально-декоративной скульптуры на библейские и русские исторические темы. Он автор горельефа "Избиение младенцев" в одном из порталов Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, статуй и горельефов Храма Христа Спасителя в Москве. Один из них- "Благословение Дмитрия Донского Сергием Радонежским перед Куликовской битвой" - сохранился и вмонтирован в стену Донского монастыря. А.С.Пушкин познакомился с А.В.Логановским незадолго до своей гибели, на художественной выставке в Петербурге, где скульптор выставил небольшую статую "Парень, играющий в свайку". Под большим впечатлением поэт экспромтом посвятил ей стихотворение:
Юноша, полный красы, напряженья, усилия чуждый,
Строен, легок и могуч, - тешится быстрой игрой!
Вот и товарищ тебе, дискобол! Он достоин, клянуся,
Дружно обнявшись с тобой, после игры отдыхать.
В своей работе Логановский больше ориентировался на произведения античности, и, По-видимому, в пушкинском четверостишии не случайно упомянут "Дискобол" греческого скульптора Мирона. За эту статую Логановский был удостоен большой золотой медали. Вскоре статую отлили из чугуна и установили в Царском Селе у входа в Александровский дворец. В 1837 году А.В.Логановский был отправлен пансионером российской Академии Художеств за границу. В Риме скульптор работал над статуей "Мальчик, ловящий мяч" и над группой "Молодой киевлянин". В последние годы жизни он изваял статую поющей Мариам (для Храма Христа Спасителя) - один из лучших женских образов в монументально-декоративной скульптуре XIX века. Друг Логановского скульптор Н.С.Пименов изобразил Александра Васильевича в портретной статуэтке "Сидящий молодой человек с тросточкой". Часовня-надгробие А.В.Логановскому за многие годы существования пришла в ветхость (особенно распятие Спасителя) и требует срочной реставрации.

На этом же 14-м участке похоронен тайный советник Александр Александрович Арсеньев (1756- 1844) - отставной капитан Преображенского полка, и его сын, тоже Александр Александрович (1816-1844). Во время Отечественной войны Александр Александрович-отец был московским уездным предводителем дворянства, затем членом Комиссии строений. По его инициативе и настоянию были разбиты три сада у стен Кремля, а река Неглинная была заключена в трубу. Долгое время Арсеньев жил на Мясницкой улице, в доме 44. В гостях у старого сенатора бывали П.Я.Чаадаев, И.И.Дмитриев и др. А.С.Пушкин посещал Арсеньевых во второй половине 1820-х - начале 1830-х годов. По воспоминаниям сына Арсеньева Ильи Александровича, Пушкин был коротко знаком с его отцом.

На 11-м участке стоит скромный памятник (черный крест на постаменте) русскому художнику-портретисту Василию Андреевичу Тропинину (1766-1857). С 1821 года (после освобождения от крепостной зависимости) и до конца жизни художник жил в Москве и здесь же в 1827 году создал свой шедевр - портрет великого поэта. Это тип домашнего, неофициального портрета, столь характерного для Тропинина (в отличие от парадного портрета Пушкина кисти О.А.Кипренского). На портрете Тропинина Пушкин изображен сидящим у стола, как бы спокойно с кем-то беседуя. Лиловато-коричневый халат драпируется широкими, свободными складками; ворот рубашки широко распахнут, синий галстук повязан подчеркнуто небрежно. Белый воротничок рубашки высветляет подбородок и обнаженную шею поэта Чувствуется, что художник старался более непосредственно передать натуру. Облик поэта дан непринужденно и воспринимается как свидетельство внутренней и духовной свободы портретируемого. "Сходство портрета с подлинником поразительно", - отмечал в 1827 году Н.А.Полевой. "Портрет Тропинину заказал сам Пушкин тайком и поднес мне его в виде сюрприза с разными фарсами", - вспоминал близкий друг Пушкина С.А.Соболевский. Однако портрет был украден у друзей Соболевского, у которых тот, уезжая за границу, оставил его на хранение. Только в начале 50-х годов тропининский портрет неожиданно появился в антикварной лавке и был куплен князем М.С.Оболенским. Князь показал портрет Тропинину. "И тут-то я в первый раз увидел собственной моей кисти портрет Пушкина после пропажи, - рассказывал художник скульптору Н.А.Рамазанову, - и увидел его не без сильного волнения в разных отношениях: он напомнил мне часы, которые я провел глаз на глаз с великим нашим поэтом, напомнил мне мое молодое время, а между тем я чуть не плакал, видя, как он растрескался и как пострадал, вероятно, валяясь где-нибудь в сыром чулане или сарае. Князь Оболенский просил меня подновить его, но я не согласился на это, говоря, что не смею трогать черты, наложенные с натуры и притом молодою рукою, а если-де вам угодно, его вычищу, и вычистил". Этот портрет, приобретенный в 1909 году Третьяковской галереей у потомков князя Оболенского, экспонируется ныне в Музее А.С.Пушкина (г. Пушкин, бывшее Царское Село). Любил В.А.Тропинин изображать типические образы из народа; упомянем только о портрете сына художника Арсения, картинах "Пряха", "Кружевница", "Украинец с палкой" и др. Василия Андреевича Тропинина по праву можно считать одним из основателей московской школы живописи. По всей вероятности, у художника потомков не осталось, и за могилой его никто не ухаживает.

Скорее всего, Пушкину довелось быть знакомым с великим актером-трагиком Павлом Степановичем Мочаловым (1800-1848). Спектакли с его участием Александр Сергеевич смотрел неоднократно в Большом и Малом театрах. Вскоре по возвращении в Москву из ссылки Пушкин побывал в театре. Давали историческую комедию А.А.Шаховского "Аристофан", или представление комедии "Всадники". Павел Степанович исполнял роль Аристофана. "Сколько огня, сколько чувства и даже силы в его сладком и очаровательном голосе! Как он хорош был собой и какие послушные, прекрасные и выразительные имел он черты лица!" - писал С.Т.Аксаков об этой роли Мочалова. Полагают, что Александр Сергеевич слышал в исполнении Мочалова под его же аккомпанемент на гитаре романс "Черная шаль". По воспоминаниям Е.П.Шумиловой, дочери Мочалова, Пушкин в январе 1827 года присутствовал на спектакле А.А.Шаховского "Керим-Гирей, или Бахчисарайский фонтан" с Мочаловым в роли Керим-Гирея. "Когда Мочалов начал свой монолог: "Ее пленительные очи светлее дня, чернее ночи...", то Пушкин вскочил с места и сказал чуть не вслух: "Совсем заставил меня забыть, что я в театре". Выдающийся артист Малого театра, соратник М.С.Щепкина, П.С.Мочалов похоронен на 9-м участке в конце "Мочаловской аллеи". С ним в кованой ограде покоятся его отец Степан Федорович - актер, учивший сценическому искусству своих сыновей, жена Павла Степановича - Настасья Ивановна и брат Платон Степанович - тоже актер. Надгробий на их могилах четыре: справа лежит плита на могиле Платона Степановича, в центре - надгробие самому Павлу Степановичу, слева от него - надгробие отцу, а еще левее - надгробие ... опять Павлу Степановичу. Почему же ему установлено два памятника? Самый левый памятник из сердобольского гранита был поставлен дочерью покойного артиста Е.П.Мочаловой (Шумиловой) первоначально на могиле Мочалова. Но когда почитатели таланта трагика собрали по подписке деньги на второй памятник, то памятник дочери, с ее разрешения, был отодвинут на могилу его жены. Памятник, воздвигнутый в начале 1860-х годов почитателями актерского таланта Мочалова, представляет собою колонну финляндского гранита, увенчанную прежде эмблемой, состоящей из треножника с зажженным светильником, лавровым венком, маской и свитком. Но эта чугунная эмблема была сломана и украдена еще в позапрошлом веке (вандалы на Руси, к сожалению, были всегда, не только в советское время!). На этом памятнике сохранилась эпитафия, начальные строчки которой приводим:
Ты слыл безумцем в мире этом
И бедняком ты опочил.
И лишь пред избранным поэтом
Земное счастье находил.
Так спи, безумный друг Шекспира...
Да, Павел Степанович преклонялся перед гением Шекспира и неподражаемо исполнял главные роли в его трагедиях, в особенности короля Лира... Неизвестно, кому принадлежат эти строки эпитафии. Вполне возможно, что Д.Т.Ленскому, драматургу и актеру московской труппы, который особенно усердно хлопотал об установке этого памятника своему другу. Тогда же вся могильная площадка Мочаловых была ограждена прочной и довольно изящной решеткой, стоящей на гранитном цоколе, требующем в настоящее время ремонта (заметим, что сами надгробия были отреставрированы в конце 80-х годов заботами Всероссийского Театрального Общества). Писатели прошлого века оставили после себя литературные произведения, художники - картины, композиторы - оперы и симфонии, зодчие - прекрасные архитектурные памятники, а великие актеры - только воспоминания своих современников. В молодости Мочалов играл грибоедовского Чацкого, был великолепным Фердинандом в "Коварстве и любви" Шиллера. Роль отца Луизы, старика Миллера, Павел Степанович играл в день дебюта своей дочери - Екатерины Мочаловой. "Другого такого Миллера, - рассказывал потом его товарищ по сцене В.И.Живокини, - не видел я. Он, например, ругнул Президента словами "Ваше превосходительство" так, что, кажется, не сыщешь в нашем русском языке ни одного бранного слова, которым можно было бы обругать так сильно". Вершиной творческих достижений Мочалова было исполнение роли Гамлета. На первом же представлении "Гамлета", по мнению В.Г.Белинского (а он смотрел его восемь раз кряду), в игре Мочалова, кроме отдельных частностей, "все... было выше всякого возможного представления совершенства... Мы увидели шекспировского Гамлета, воссозданного великим актером". В числе почитателей таланта Мочалова, помимо А.С.Пушкина и В.Г.Белинского, были С.Т.Аксаков, А.И.Герцен, Н.П.Огарев, Н.В.Станкевич, поэт Алексей Кольцов, немалая часть университетской профессуры, студенты, разночинцы, простой народ. Благородный облик великого трагика донес до нас портрет работы В.А.Тропинина. К.С.Станиславский считал Мочалова гениальным художником, оставившим неизгладимый след в развитии мирового искусства. Павел Степанович Мочалов был также знатоком и любителем пения. Он сочинял песни, быстро распространявшиеся в литературно-музыкальной среде, и даже печатал их в журнале "Репертуар и Пантеон". Кто не знает таких его строк:
Ах ты, солнце, солнце красное!
Все ты греешь, всех ты радуешь,
Лишь меня не греешь, солнышко!
Это одна из любимых песен Ф.И.Шаляпина.

На "Васильевской аллее" (3-я аллея справа от церкви), на углу 6-го участка, в небольшой ограде, можно заметить розоватый цилиндрический памятник с черным крестиком наверху. "Дмитрию Тимофеевичу Ленскому от друзей и почитателей его таланта", - читаем мы. И далее: "Об этот камень лишь ступилось перо, которым он писал не злобно, но остро". Это надгробие Д.Т.Ленскому (1805- 1860), выдающемуся актеру и драматургу 30-х годов позапрошлого века, другу П.С.Мочалова. О нем В.Г.Белинский писал: "Г-н Ленский без всякого спора есть лучший наш водевилист..." Наиболее известный его водевиль "Лев Гурыч Синичкин" не сошел со сцены и с экрана и в наши дни. Дмитрий Тимофеевич был первым исполнителем в Москве роли Хлестакова в "Ревизоре" Н.В.Гоголя. Летом 1830 года Пушкин вместе с семьей Гончаровых и П.В.Нащокиным ездил в Нескучный сад в "Воздушный" (открытый) театр. Когда они приехали, в театре шла репетиция артистов Малого театра. Увидев поэта, актеры прервали ее, и "пока он осматривал сцену и места для зрителей, они толпою ходили за ним, не сводя глаз ни с него, ни с невесты". Здесь-то П.В.Нащокин и познакомил Пушкина со своим приятелем - Дмитрием Тимофеевичем Ленским. Пушкин посоветовал артисту "не переводить, не переделывать, а сочинять": "У вас все данные есть на это, и талант, и знание сцены". До этого Ленский занимался преимущественно переводами французских водевилей для русской сцены.

В конце "Московской" дорожки на 1-м участке похоронен декабрист Федор Яковлевич Скарятин (1806-1835)- сын Я.Ф.Скарятина, одного из участников убийства Павла I, близкий друг декабриста М.Ф.Орлова, хороший знакомый А.С.Пушкина. Будучи юнкером Нарвского драгунского полка, он был привлечен по делу декабристов, но в апреле 1826 года его освободили из-под ареста и отправили в полк под надзор своего дяди - командира корпуса князя А.Г.Щербатова. После окончания в 1828 году Школы кавалерийских юнкеров служил офицером в лейб-гвардии Уланском полку. Впоследствии был адъютантом московского генерал-губернатора Д.В.Голицына. Тогда-то Ф.Я.Скарятин часто встречался с Пушкиным. Он участвовал вместе с поэтом в санном катании 1 марта 1831 года. Художник-любитель, Ф.Я.Скарятин был одним из основателей в 1833 году московского Художественного класса, директором которого был М.Ф.Орлов. Умер он совсем молодым от чахотки. Надгробие Ф.Я.Скарятину очень массивное, выполнено из розового камня. Автору этих строк удалось его отыскать в конце 70-х годов поваленным на землю и вплотную зажатым соседними оградами. По-видимому, родственники его "соседей", обустраивая "свои" могилы, сбросили с пьедестала мешавшее им надгробие. К счастью, оно упало так, что надпись на нем можно было прочитать. Более десяти лет надгробие не удавалось поднять. Недавно заботами Московского Фонда культуры и, главным образом, старанием его эксперта В.Г.Ульяновой тяжелый памятник декабристу был отреставрирован.

На 16-м участке, поблизости от захоронения В.И.Даля, находится семейный куст московских издателей и книгопродавцов Салаевых-Думновых. Одним из основателей фирмы братьев Салаевых был Иван Григорьевич Салаев (ум. 1858). Пушкин знал его и издавал у него свои произведения. В письме П.А.Вяземскому в Остафьево от 10-13 января 1831 года Александр Сергеевич писал: "Что до "Телескопа" (другая Агриопа), то у меня его покамест нету, - да напиши к Салаеву, чтоб он тебе всю эту дрянь послал". Салаевы издавали произведения передовых русских писателей, в том числе Д.В.Давыдова, П.А.Вяземского, Е.А.Баратынского, Н.В.Гоголя, И.С.Тургенева и др.

До сих пор мы рассказывали о тех друзьях и знакомых А.С.Пушкина, могилы которых на Ваганькове сохранились. Сейчас настал черед тех, чьи могилы утеряны или еще не найдены. На 2-м участке до 1988 года еще сохранялась могила с черным каменным надгробием писательнице Констанции Ивановне Коротковой (урожденной Габленц) (1820-1900). Она - автор рассказа о встрече с Пушкиным в сентябре 1833 года в Симбирске у дальнего родственника жены поэта, гражданского губернатора А.М.Загряжского. В 1988 году надгробие на ее могиле исчезло, но место его нахождения точно установлено.

Был знаком Пушкин и с артистом Малого театра Николаем Владимировичем Лавровым (1805-1840) - который больше известен как певец оперной труппы Большого театра. Его в 1833 году, когда он приезжал в Петербург вместе с П.В.Нащокиным, Пушкин навестил его в гостинице Демута. Как указывает А.Т.Саладин, могила Лаврова находилась в одной ограде с его родственником, выдающимся актером Малого театра С.В.Васильевым, надгробие которому сохранилось на 6-м участке, поблизости от захоронения Д.Т.Ленского.

На месте нынешней Садово-Кудринской улицы, в доме № 26, проживал член Государственного Совета, обер-камергер князь Александр Михайлович Урусов (1767-1853) с многочисленной семьей. Дом их славился в Москве радушием и гостеприимством. Поэт хорошо знал его хозяев и весной 1827 года часто их посещал. Атмосфера, царившая здесь, красота и любезность молодых хозяек действовали на Пушкина благотворно, и он был весел, остроумен и словоохотлив.

Молодой князь Михаил Александрович Урусов (1802-1883)- поручик, впоследствии генерал-адъютант и сенатор, 30 января 1837 года сообщал из Петербурга С.Д.Киселеву о смерти Пушкина. В архиве М.А.Урусова сохранилась копия первой песни Пушкина "Вадим" - единственная, содержащая полный текст. Мавзолей Урусовых, по свидетельству А.Т.Саладина, в начале нашего века еще был цел и находился слева от кладбищенских ворот, на 15-м участке.

На Ваганькове похоронена и Маргарита Васильевна Безобразова (1810-1889)- двоюродная сестра Пушкина, дочь его дяди Василия Львовича. Знал поэт и ее мужа Петра Романовича Безобразова (1797-1856)- ротмистра, погребенного здесь же. Маргарита Васильевна встречалась с Александром Сергеевичем во время посещений поэтом дяди Василия Львовича (сент. 1826 - авг. 1830), возможно, и позднее. В письме от 25 ноября 1831 года из Москвы она обратилась к Пушкину (расположением которого, по ее словам, она всегда пользовалась) с просьбой, связанной с имущественными делами ее отца. В связи с хозяйственными делами Александр Сергеевич встречался в Болдине и с Петром Романовичем. В письме жене из Болдина (от 15 сентября 1834 года) поэт писал: "Здесь нашел я Безобразова... Он хлопочет и хозяйничает и, вероятно, купит пол-Болдина... Вот едет ко мне Безобразов - прощай".

В санном катании зимой 1831 года, устроенным С.Н. и Н.С.Пашковыми, вместе с Александром Сергеевичем участвовали Василий Александрович Обресков (1790-1839)- полковник, впоследствии московский полицмейстер, камергер и статский советник, "архивный юноша" князь Платон Алексеевич Мещерский (1805-1889) и Константин Александрович Булгаков (1812-1862)- офицер, сын почт-директора А.Я.Булгакова.

П.А.Мещерский - чиновник Московского Главного архива Министерства иностранных дел (отсюда- "архивный юноша"), впоследствии - статский советник. Встречался с Пушкиным также у 3. А.Волконской и в московском обществе. 18 марта 1829 года Пушкин, П.А.Мещерский и Ф.Ф.Вигель провели вечер у А.Я.Булгакова. К.А.Булгаков- прапорщик лейб-гвардии Московского полка, товарищ М.И.Глинки, К.К.Данзаса и М.Ю.Лермонтова, остроумный и веселый человек. Встречался с Пушкиным в доме своих родителей и сестер в Москве, после возвращения поэта из Михайловской ссылки. В письме Булгакова к отцу от 29 марта 1829 года из Петербурга содержится упоминание о Пушкине: "Я его часто вижу в ложе у тетеньки (М.К.Булгаковой) в Итальянском театре".

Вместе с ними на этом же кладбище похоронены: кишиневские знакомые поэта Константин Павлович (1797-1857) и Екатерина Ивановна (ум. 1875) Гика, дочь "одного из первых бояр Валахии Бано Бальяно". Сам Константин Гика был князем, валашским боярином. По мнению Е.М.Двойченко-Марковой, Пушкин посвятил ему эпиграмму "Князь Г.- со мною не знаком...".

Иван Алексеевич Григоровский (1812-1891) - чиновник, секретарь петербургского издателя и книгопродавца А.Ф.Смирдина, впоследствии драматический артист и рассказчик. Он автор Воспоминаний о знакомстве с Пушкиным на обеде у Смирдина (19 февраля 1832 года) и о встречах с поэтом в семье П.Е.и М.Р.Кикиных.

На Ваганькове закончил свою бурную жизнь отпрыск одного из самых знатных и древних русских дворянских родов князь Петр Владимирович Долгоруков (1816-1868)- воспитанник Пажеского корпуса. Мог встречаться с Пушкиным у Карамзиных, Россетов и в петербургском светском обществе, куда Долгоруков - особа, близкая к царскому двору - был постоянно зван. П.В.Долгоруков долгое время подозревался в сочинении анонимного пасквиля, посланного в 1836 году Пушкину и его друзьям. В настоящее время эта версия учеными-пушкинистами серьезно оспаривается. П.В.Долгоруков начал свою службу чиновником Министерства народного просвещения. Его ждала блестящая карьера. Но он окончил свои дни как политический эмигрант. А все началось с изучения генеалогии дворянских родов. Он предал гласности сомнительное происхождение целого ряда вельмож (князя Меншикова, Екатерины I, князя Безбородко и др.), потомки которых образовали "сливки" русского общества... За изданную им в Париже книгу "Заметки о знатных русских семьях" (1842) Николай I сослал его в Вятку под надзор полиции. В 1859 году Долгорукову удалось тайно выехать за границу, где он выпустил новую разоблачительную книгу "Правда о России", содержавшую критику царского режима. На повеление царя немедленно возвратиться и предстать перед судом Сената Долгоруков ответил: "Желая доставить вам удовольствие видеть меня, посылаю при сем свою фотографию, весьма похожую. Можете эту фотографию сослать в Вятку или в Нерчинск, по Вашему выбору, а я сам - уж извините - в руки нашей полиции не попадусь, и ей меня не поймать". Князь на собственные средства выпускал в Англии три оппозиционные к царскому правительству газеты, сотрудничал в "Колоколе" и, по словам А.И.Герцена ("Былое и думы"), "подобно неутомимому тореадору, не переставая, дразнил быка - русское правительство и заставлял трепетать камарилью Зимнего дворца". П.В.Долгоруков был настоящим ученым, оставившим нам несколько томов по генеалогии дворянских родов России, не потерявших свое значение и в наше время.

Знакомым Пушкина был и академик живописи Иван Трофимович Дурнов (1801-1846), рассказывавший Е.И.Маковскому о встрече с Пушкиным у К.П.Брюллова в мае 1836 года, где шел разговор о сюжетах картин из русской истории.

На 1-м участке (по данным А.Т.Саладина) похоронен и Егор Иванович Маковский (1802-1886), упомянутый ранее, отец художников В.Е., К.Е. и Н.Е.Маковских, один из основателей Московского общества живописи и ваяния, художник-любитель. Его дом в Москве считался большим культурным очагом, где собиралось передовое артистическое общество и где бывал в 1836 году А.С.Пушкин. Сохранились воспоминания Маковского о Пушкине.

Покоятся на Ваганькове Иван Федорович Золотарев (1812-1881), Василий Аполлонович Ушаков (1789-1838), Матвей Алексеевич Окулов (1792-1853), Иван Семенович Тимирязев (1790-1867), Василий Федорович Щербаков (1810-1878), Евграф Иванович Щербаков (1759-1839). И.Ф.Золотарев - чиновник, воспитанник Дерпт-ского университета, автор воспоминаний о Н.В.Гоголе. Передал в 1880 году в Пушкинский лицейский музей подаренные ему Пушкиным автограф стихотворения "А.Ф.Орлову" и пенал Кюхельбекера с припиской на препроводительной бумаге: "От горячего поклонника поэта, имевшего счастье видеть и знать его". В.А.Ушаков - участник Отечественной войны, писатель и театральный критик, автор повестей "Киргиз-Кайсак", "Кот Бурмосеко", "Досуги инвалида", знакомый А.С.Грибоедова и Н.А.Полевого. Сотрудничал в "Северной пчеле" и "Московском телеграфе". В статье "Русский театр" Ушаков приводит разговор с Пушкиным, состоявшийся в 1829 году, о гибели Грибоедова. Высказывается предположение, что Пушкину принадлежит рецензия на повесть "Киргиз-Кайсак", опубликованная в 1831 году в "Литературной газете". Пушкин был знаком также и с его женой - Елизаветой Григорьевной, урожденной Чертковой (1805-1858). М.А.Окулов был женат на сестре П.В.Нащокина - Анастасии Воиновне. В свои приезды в Москву Пушкин всегда общался с Матвеем Алексеевичем Окуловым и его семьей. Знал и его сыновей - Алексея (1831-1864) и Михаила (1820-1860). М.А.Окулов был интересным человеком- участником Отечественной войны, в 1824 году командовавшим Арзамасским конно-егерским полком. Выйдя в 1829 году в отставку, служил до своей кончины директором училищ Московской губернии. Собрал большую и интересную коллекцию картин, гравюр и литографий. В письме от 10 января 1833 года П.В.Нащокин сообщал Пушкину о назначении Окулова камергером, а в 10-х числах января 1836года- об обеде у Окулова в честь К.П.Брюллова. Последняя встреча Пушкина с Окуловым состоялась в Петербурге в 1836 году. В некрополе Донского монастыря, как уже упоминалось, похоронены его отец - Алексей Матвеевич - херсонский губернатор, и сестры Анна Алексеевна- камер-фрейлина, автор "Записок", Варвара и Софья Алексеевны. Могилы их сохранились на 2-м участке возле южной стены Малого собора.

Дядя великого ботаника К.А.Тимирязева - Иван Семенович Тимирязев - генерал-майор, впоследствии военный губернатор, сенатор, и его жена Софья Федоровна (1799-1875), сестра декабриста Ф.Ф.Вадковского - петербургские знакомые Пушкина. По рассказу его сына Федора Ивановича, Тимирязев-отец находился в коротких отношениях с В.А.Жуковским и П.А.Вяземским, а Пушкин часто "забегал" к его родителям и "оставался, когда мог, обедать". В письме к жене от 29 декабря 1832 года из Петербурга П.А.Вяземский писал: "Вчера видел я Тимирязева и Пушкина". 8 апреля 1834 года Пушкин и Софья Федоровна Тимирязева представлялись императрице Александре Федоровне. Будучи в гостях у Тимирязевых, поэт сказал: "Ах, Софья Федоровна, как посмотрю я на Вас и ваш рост, так мне все и кажется, что судьба меня, как лавочник, обмерила" (рост Тимирязевой - 2 аршина и 8,5 вершков, рост Пушкина на 3 вершка меньше). Могилы Ивана Семеновича и Софьи Федоровны Тимирязевых на Ваганькове не сохранились, но можно предположить, что они находились на 13-м участке, где спустя полстолетия был похоронен и их племянник К.А.Тимирязев.

21 августа 1830 года Пушкин, П.В.Нащокин, Е.И.Сибилев и другие посетили П.А.Вяземского в Остафьево. О Евграфе Ивановиче Сибилеве известно, что он был московский дворянин, театрал, коллежский асессор. Упоминания о нем встречаются в письмах Пушкина П.А.Вяземскому от 14 и 16 марта 1830 года.

Знаком был поэт и с Юрием Никитичем Бартеневым (1792-1866)- директором училищ Костромской губернии (1819-1833), литератором, автором "Записок". Встречались они во время приезда Бартенева из Костромы в Москву и Петербург. П.А.Вяземский писал Пушкину в сентябре 1828 года о Бартеневе как об "умном, образованном, великом чудаке", а в июне 1836 года Петр Андреевич сообщал из Петербурга жене о проведенном вечере в компании Пушкина, Бартенева и других лиц по случаю проводов В.А.Жуковского в Дерпт. Сохранился альбом Бартенева с вписанным Пушкиным сонетом "Мадона" и надписью: "30 авг. 1830. Москва. В память любезному Юрию Никитичу Бартеневу". В этом стихотворении поэт обращается к своей невесте Н.Н.Гончаровой:
Исполнились мои желания.
Творец Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадона,
Чистейшей прелести чистейший образец.
В свою очередь, Бартенев подарил Пушкину только что вышедшую в Париже книгу Жана-Поля с надписью на шмуцтитуле: "Знаменитому Пушкину и Пушкину любимому на память от Бартенева. 1830 года. 31-го августа. Москва". В своих "Записках" Бартенев рассказал о беседах с А.Н.Голицыным и П.И.Лангом по поводу "Гавриилиады" и "Бахчисарайского фонтана".

Пушкин поддерживал связь с журналом "Московский наблюдатель", возглавляемым Василием Петровичем Андросовым (1803-1841), но напечатал в нем только стихотворение "На выздоровление Лукулла" (1835); ни характером журнала, ни его направлением Пушкин не был удовлетворен. Вместе с Пушкиным Андросов был на новоселье у М.П.Погодина 29 апреля 1830 года и принимал участие в составлении коллективного письма С.П.Шевыреву за границу. Как статистик, Андросов сотрудничал в "Московском вестнике". В 1832 году он опубликовал "Статистическую записку о Москве", вызвавшую бурную полемику. Пушкин критически отнесся к этой работе. В свою очередь Андросов скептически отнесся к изданию Пушкиным "Современника". Последние встречи Пушкина с Андросовым состоялись в 1836 году, в мае месяце.

Среди знакомых Пушкина были и чины жандармерии. К ним относился Иван Петрович Бибиков (1788-1856)- жандармский полковник при Бенкендорфе (1826-1828), автор донесений (в целом благожелательных) о поведении Пушкина в Москве. По свидетельству дочери Бибикова, Пушкин беседовал с ее отцом в московском Английском клубе о "Графе Нулине".

Брат жены поэта И.Н.Гончаров в 1831 году познакомил его в Царском Селе со своим сослуживцем и сослуживцем М.Ю.Лермонтова корнетом лейб-гвардии Гусарского полка графом Алексеем Владимировичем Васильевым (1809-1895). По свидетельству П.И.Бартенева, Пушкин и П.А.Вяземский "принимали участие" в графе, "который до глубокой старости любил писать стихи, но, кажется, не печатал их". Со слов Васильева записаны его разговор с Пушкиным в 1834 году о сказке П.П.Ершова "Конек-Горбунок" и отзыв Пушкина о М.Ю.Лермонтове ("далеко мальчик пойдет").

Во второй половине декабря 1836 года П.В.Нащокин писал Пушкину: "Посылаю тебе повести Мухина - от самого автора<...> сделай милость - к собственным их достоинствам прибавь словечко". Эта книга "Повести Александра Мухина" (1836) с дарительной надписью: "Александру Сергеевичу Пушкину от Сочинителя. Москва, 16 декабря" сохранилась в библиотеке Пушкина. Александр Ефремович Мухин (ум. 1861) был отставным штабс-капитаном, в 1842-1850 годах - чиновником по особым поручениям при Дирекции московских театров.

Еще в детские годы Пушкина "водили на знаменитые детские балы танцмейстера Иогеля". А в конце 1828 - начале 1829 годов поэт впервые увидел Н.Н.Гончарову у Иогеля в доме Кологривовых (ныне Тверской бульвар, д. 22). Петр Андреевич Иогель (1768-1855)- московский танцмейстер, учитель танцев в Московском университете, устроитель балов. В начале восьмидесятых годов автор этой книги при обходе Ваганьковского кладбища натолкнулся на могилу Иогеля; не придав тогда этому значения и не отметив ее среди окружающих надгробий, мне, к сожалению, до сих пор не удается ее найти.

С майором Алексеем Гавриловичем Носовым (ум. 1844) Пушкин встречался во второй половине 1820-х годов у М.И.Римской-Корсаковой, вдовы камергера, державшей для гостей свой дом всегда открытым.

Надежда Петровна Озерова, по мужу Базилевская (1810-1863) - дочь шталмейстера и сенатора, встречалась с Пушкиным и Н.Н.Гончаровой в мае 1830 года в Большом зале Благородного собрания в Москве на представлении пьесы А.Коцебу "Ненависть к людям и раскаяние".


 

Руссист>>> Московский некрополь(1)>>>Московский некрополь(2)

 
Скачать весь текст в формате .doc (189 Kb)