Руссист>>> Общественный инспектор


1. Вот так утром в воскресенье 3 июня выглядело место сноса

2. Реклама разрушителей не скрывается

\

3. Стихия в работе

\

4. Место украденной охранной доски исчезнет через 10 минут

 

5. Ох уж эта стихия...

6. А как всё начиналось ! – В перспективе: церетелевский Пётр сжимает в правой руке золотой план "реконструкции" Москвы...

 

Прикрываясь стихией…

Глобальное потепление грозит затопить целые европейские города, естественно, не пощадив и их историческое наследие.

Затопит ли Москву?

На этот вопрос могут дать ответ только московские чиновники, по-видимому, решившие: после нас – хоть потоп и начавшие активно разрушать памятники московской старины (всё равно – затопит).

Несмотря на жаркий май, операция спланирована серьёзно (мозговой штурм производился в кондиционируемых помещениях): на Вик-энд (когда московская офисная элита на дачах) развёрнута тяжёлая техника по адресу: Остоженка, 13/12. По каналам СМИ проходит непроверенная информация: самопроизвольно обрушилась стена памятника архитектуры на Остоженке (А МЫ ВЕДЬ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ!!!!).

Сразу возникают вопросы:

  1. почему до самопроизвольного разрушения самопроизвольно с дома снялась мемориальная доска (см. фото 4)?
  2. почему одновременно самопроизвольно (но несколько раньше) обрушилась стена дома по Пожарскому переулку?
  3. как же так получилось, что принятые лет десять назад меры по укреплению памятника (установленные контрфорсы) не сработали?
  4. почему окрестные жители наблюдали, что в самопроизвольном разрушении участвовали экскаваторы с вечера пятницы ? (и участвуют до сих пор)?

Среднеазиатские специалисты по охране памятников, поливающие разрушаемую кладку водой из шланга пояснили инспекторам ВООПИиК, что «ходить нада нэт, кирпич на голову падёт». Где-то рядом была замечена известная правозащитника А.Г., ласково поправляющая строительные каски со словами: «…мой Ахматка !».

Итак, свершилось. Под предлогом неумолимой стихии провалов в центре Москвы разрушен ещё один старинный дом на старинной московской улице. На Остоженке ведь! На улице, ставшей символом московского градостроительного произвола, на «Золотой мили»!

Столбы строительной пыли от «экскаваторинга» старательно сбиваются поливальными шлангами. К концу воскресенья на противоположной стороне улицы замечены наблюдатели «Москвы которой нет», производившие фотографирование. Не все говорят по-русски, но смысл ясен: Москва утратила ещё одну чёрточку своего исторического лица.

МГО ВООПИиК задает вопрос:

  1. Куда делась мемориальная доска со здания? (Не пора ли теперь создать в Москве музей охранных досок разрушенных памятников, добавив, например, охранную доску с памятника по Молочному пер., 5)
  2. Кто конкретно (и какая организация) выступил в виде непреодолимой стихии, сев за рычаги экскаватора?
  3. Почему работы производились в выходные дни? И ещё: куда смотрел дежурный, ответственный за охрану памятников в этот день?

Памятник обрушился в выходные, во время спада жары, но ведь стихия могла обрушить памятник и в будни, градусов этак в 35, – на прохожих, которых любезный строитель не предупредил бы: «Ходить нада нэт…».