Руссист>>> Общественный инспектор >>> Статьи В.К.Фатеева


Валерий Константинович ФАТЕЕВ

главный специалист по вопросам охраны памятников Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Другие статьи автора:
о годам>>>

ВОРОНЬЁ НАД РОССИЕЙ
(реституция)

РЕМБРАНДТА НА КЕНИГСА БЕЗ ДОПЛАТЫ
(реституция)

ТИХАЯ РЕСТИТУЦИЯ
(реституция)

ВИРАЖИ ВОКРУГ ВИТРАЖЕЙ
(реституция)

БИТВА ЗА ДЮРЕРА
(реституция)

CОКРОВИЩЕ НИБЕЛУНГОВ - ДЛЯ КОВБОЕВ
(реституция)

 


ПРОТИВ ЛОМА
(Предварительный список памятников истории и культуры Москвы уничтоженных или искаженных при Юрии Лужкове )

ПРОТИВ ЛОМА-2
(Памятники истории и культуры, находящиеся под угрозой в Москве )

ЗАПИСКИ ФАТЕЕВА

Черные тучи над Бельм городом

 

Сокровища нибелунгов — для ковбоев
Американский след в деле о трофейных ценностях

Министерство культуры России вновь оказалось под сильным давлением стран, претендующих на «трофейную собственность». Министр культуры Российской Федерации Александр Соколов, выступая по радио, рассказывал о претензиях ряда западных государств на культурные ценности, находящиеся в российских хранилищах. В частности, опять заговорили о возможности возвращения в Германию «золота Шлимана». Заместитель руководителя Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия Анатолий Вилков заявил Интерфаксу: «Когда мы закончим полную инвентаризацию перемещенных ценностей, могут появиться новые проекты путем переговорного процесса и возможные пути решения этого вопроса на выгодных для России условиях».
Причины активности Запада всем очевидны. Прежнее руководство ведомства культуры, спровоцировав дипломатическую агрессию западных государств обещаниями передачи им трофейных коллекций, превратило Россию, по выражению министра, в «зону свободной охоты» за культурными сокровищами. Игра, похоже, стоит свеч. Особую решимость вернуть все утраченные во время Второй мировой войны произведения искусства демонстрирует, по словам Александра Соколова, Германия и ее министр культуры госпожа Вайсс. Не остаются в стороне и другие государства.

 

Нашумевшая в свое время попытка передачи рисунков так называемой Балдинской коллекции готовилась втайне, что заставляет усомниться в заявленных ФРГ правах на обладание знаменитым собранием. После «успешного» возврата Германии летом 2002 г. трех витражей из Франкфурта-на-Одере Балдинская коллекция должна была отправиться «вдогонку» им как «законная собственность» ФРГ, чему нет убедительного подтверждения.

К примеру, 62 рисунка коллекции не имеют штампов. Следовательно, бременскому Кунстхалле они не принадлежали. Часть других листов несет штампы нескольких учреждений, их принадлежность не ясна.

Основания, по которым были возвращены витражи церкви Святой Марии во Франкфурте-на-Одере, к Кунстхалле вряд ли применимы. Ведь приход франкфуртской церкви входил в объединение евангелических церквей, не поддержавшее нацистский режим после избрания Гитлера канцлером, в отличие от германских католиков. В результате этого противостояния в 1940 г. приход церкви был ликвидирован. Тогда же были сняты его витражи, а само здание храма превращено в склад.

Подобного «алиби» у бременского Кунстхалле нет. Зато есть серьезные основания считать, что часть коллекции музея принадлежала репрессированным лицам и учреждениям. Скорее всего, Кунстхалле выполнял функции депозитария трофейной германской собственности. К тому же, как выясняется, во времена Третьего рейха музей фактически являлся учреждением нацистской пропаганды.

Так, в феврале 1942 г. одна из немецких газет писала об открывшейся в музее выставке: «Перед нами – выставленные в Кунстхалле большие фотографии. Одно из ощущений, связанных с Восточной Европой, – это удивление, когда вдруг наталкиваетесь на сияющий белизной фасад немецкой церкви в стиле барокко посреди запустения, оставленного польским разгильдяйством… Земля, куда некогда проникла германская культура… вновь пробуждается».

Эти обстоятельства позволяют отнести востребованные Германией шедевры Балдинской коллекции к объектам, подпадающим под действие Федерального закона о перемещенных культурных ценностях, в качестве собственности России.

Капитан Виктор Балдин, спасший в Германии коллекцию от расхищения и гибели в послевоенные суматошные дни, подарил ее московскому Музею архитектуры еще 20 сентября 1947 г. Однако Министерство культуры не признает прав дарителя на рисунки, законности его дара государству и прав собственности на коллекцию России, почти шесть десятилетий ею владевшей.

Но в такой же ситуации в апреле 2000 г. чиновники Минкульта признали право частной собственности некоего российского гражданина, «пожелавшего остаться неизвестным», который подарил посольству ФРГ в Москве 101 рисунок, сопоставимый по ценности с балдинскими шедеврами. Дар был признан законным. Рисунки навсегда покинули Россию, хотя экспертиза и идентификация их проведены не были, а принадлежность бременскому Кунстхалле не доказана. Но эти формальности не помешали представителям российской власти заявить, что «впервые в истории российско-германских отношений перемещаются культурные ценности из России в Германию на совершенно законных основаниях».

По примеру Германии российскими культурными ценностями с «неопределенным юридическим статусом» среди прочих стран заинтересовались и США. Американцы вдруг охотно вернули России так называемый «Смоленский партийный архив», вывезенный из СССР отступающими фашистами, а позже попавший в руки американских военных. Это несколько десятков папок с протоколами заседаний партийных организаций Смоленска 1920–1930-х гг. Очевидно, гитлеровцы не успели использовать эти бумаги для антисоветской пропаганды. Что, напротив, с успехом проделали американцы во времена холодной войны. Скорее всего, американский «дар» должен развязать руки заокеанским охотникам за трофейными ценностями в музеях России.

Многие наши чиновники отводят США роль благородных спасителей культурного достояния Старого Света. В действительности же, оказавшись после открытия второго фронта в Европе, американские военные на оккупированных территориях беззастенчиво грабили учреждения культуры и частных владельцев антиквариата. Организация вывоза возлагалась на так называемые подразделения «защиты памятников», по сути – обычные трофейные команды, где служили историки, археологи, искусствоведы, музейщики.

Известная исследовательница деятельности этих команд американка Линн Николас в своей книге «Похищение Европы» рисует далеко не идиллическую картину пребывания американских солдат в Европе: «Для многих из них заповедь «Не укради» к Германии просто не относилась. Случаи воровства варьировались от благонамеренных побуждений спасти до откровенного грабежа населения». Неподконтрольная американцам немецкая пресса тогда писала: «Подобно гиенам, англо-американские варвары на оккупированных западных территориях накинулись на германские произведения искусства. Под весьма неубедительными предлогами все частные дома и общественные здания обыскиваются экспертами-искусствоведами, которые изымают любые произведения искусства, чьи владельцы не могут представить бесспорных доказательств прав собственности... Все награбленное свозится в Ахен, где сортируется, упаковывается и отправляется в США».

К числу наиболее впечатляющих операций американской армии по «спасению» культурных ценностей можно отнести вывоз сокровищ рудника Кайзеррода в местечке Меркерс (Тюрингия), где в марте 1945 г. в одной из шахт немцами были спрятаны: золото Рейхсбанка, валюта различных стран и многочисленные произведения искусства. Когда через месяц американская армия вошла в Меркерс, то надзиравшие за ценностями лица (начальство рудника, представитель Рейхсбанка и представитель германских музеев) были посажены под домашний арест. А с 12 по 17 апреля сокровища были вывезены американскими военными в неизвестном направлении. Среди похищенного – 100 т золота, 2 млн долл., 100 млн франков, 4 млн норвежских крон... Здесь же хранилась четвертая часть всей собственности берлинских музеев, в том числе картины Рафаэля, Рембрандта, Дюрера, Ван Дейка, Ренуара... Также из шахты исчезло 120 ящиков с фондами Музея Гете в Веймаре, дорогостоящими тканями, древнеегипетскими реликвиями, средневековыми гравюрами... В те дни американская пресса писала о несметных «сокровищах нибелунгов», попавших в руки солдат 3-й армии генерал-лейтенанта Паттона. В июне 1945 г. американские войска незаконно вторглись в советскую оккупационную зону и с одобрения президента Трумэна вывезли миллионы единиц культурных ценностей из находившихся там сотен хранилищ. Содержимое еще 667 хранилищ в самой американской зоне также досталось янки и вскоре оказалось за океаном.

Одним из многочисленных примеров присвоения советской собственности стало изъятие американцами в 1948 г. рисунков Дюрера с мюнхенского сборного пункта культурных ценностей. В свое время рисунки, нравившиеся Гитлеру, были вывезены нацистами из Львовского музея, где они находились с 1840-х гг. После войны, всячески препятствуя возвращению музейного имущества во Львов, директор Мюнхенского хранилища Стюарт Леонард через третье лицо переправил их в Нью-Йорк, и нынешнее местонахождение дюреровских шедевров неизвестно.

Показательна история возвращения американцами в 1948 г. 40 ящиков с экспонатами Керченского музея, которые были изъяты в одном немецком хранилище. При вскрытии ящиков самых ценных предметов на месте не оказалось. Вопрос прояснился, когда среди предметов была обнаружена записка на русском языке: «Внимание! Важно. Сообщаю, что все археологические коллекции Крыма и других городов СССР хранились во время войны в замке Хохштадт в Южной Баварии. И все было в образцовом порядке. Замок был занят американскими войсками 22 апреля 1945 года. С этого времени никто не мог войти в хранилище, и многие вещи были украдены американскими солдатами. Все, что упаковано, – собрано на полу, найдено в мусоре. Некоторые вещи уцелели. Привет Родине. 3 октября 1945 года». Так благодаря безымянному русскому доброхоту факт хищения вскрылся. Но претензии предъявлять было не к кому.

От американской армии досталось и городам Италии. Огромный урон был нанесен музеям Неаполя. Сразу же после вступления союзнических англо-американских войск в город были разорены минералогические, зоологические и другие коллекции Университета Неаполя. В музее Королевского дворца и музее Каподимонте военные содрали со стен парчовые обои. Королевский дворец был превращен в офицерский клуб с кафетерием и барами. В гигантском дворце Казерта, забитом картинами и мебелью, разместился главный штаб союзнических войск. Значительная часть находившихся там экспонатов бесследно исчезла. Национальный музей был отдан под медицинский склад. Хранители Пинакотеки жаловались начальству, что «грубые военные… удирают, унося с собой книги, коллекционные монеты и произведения искусства». Был причинен значительный ущерб Помпеям.

Музейные коллекции, находившиеся в захваченных хранилищах, пользовались особым вниманием американских музейщиков. Сразу же после получения доступа к этим собраниям они приступили к отбору произведений искусства для пополнения фондов вашингтонской Национальной галереи, нью-йоркского музея «Метрополитен» и художественных центров других городов Америки. Под видом передвижных выставок эти раритеты были показаны американскому зрителю, после чего передавались в музеи. Фактически Америка присваивала себе трофейные ценности, не имея на это никаких прав, так как на ее территории не велись военные действия и законы по реституции на США не распространялись.

В 1946 г. американцы ввезли к себе в страну 8722 картины германских художников-баталистов, поставив на каждую штамп с таким текстом: «Этот знак является правительственной охраной против возможных будущих германских требований возврата любой вещи». Тем самым полотна изначально объявлялись американской собственностью. Больше повезло венгерской святыне – золотой короне Святого Стефана, которая попала в руки военнослужащих 7-й американской армии. Затем реликвия перекочевала в форт Нокс. И лишь в 1977 г. по требованию правительства Венгрии этот шедевр был возвращен на родину.

Сразу же после окончания военных действий США и их союзники попытались завладеть той частью золотого запаса Германии, которая была переведена в швейцарские банки. Но, чтобы избежать участия СССР в дележке, они отказались от своих намерений, как только получили от Швейцарии 780 млн долл. отступного. Однако золото, вывезенное нацистами из Нидерландов, Польши, Чехословакии, Югославии и других стран на сумму 3 млрд долл., оказалось в руках американцев.

С 1945 по 1962 г. в судах Америки по искам потерпевших было доказано хищение американскими военными в оккупационных зонах 3978 произведений искусства. Но судьба многих из «отсуженных» предметов так и осталась неясной. Любопытно, что к концу 1960-х все следственные и судебные материалы по этой категории дел почему-то были уничтожены.

Имеют ли право США предъявлять претензии к России и другим странам на перемещенные культурные ценности? Безусловно, нет. Наоборот, Америка обязана вернуть все, что, пользуясь неразберихой послевоенного времени, незаконно вывезла к себе. Думается, что российское руководство должно потребовать у американцев выявления и возврата в нашу страну трофейных предметов российского происхождения.

Политический журнал №27 15.08.2005. http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=55&tek=3947&issue=114