Руссист>>> Общественный инспектор >>> Статьи В.К.Фатеева


Валерий Константинович ФАТЕЕВ

главный специалист по вопросам охраны памятников Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Другие статьи автора:


РЕМБРАНДТА НА КЕНИГСА БЕЗ ДОПЛАТЫ (реституция)

ТИХАЯ РЕСТИТУЦИЯ (реституция)

ВИРАЖИ ВОКРУГ ВИТРАЖЕЙ (реституция)

БИТВА ЗА ДЮРЕРА (реституция)

CОКРОВИЩЕ НИБЕЛУНГОВ - ДЛЯ КОВБОЕВ (реституция)

КАК ПРОДАЮТ ИСТОРИЮ (реституция)

КАК ОТДАВАТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ! СЕРЕБРО НАЦИСТОВ (реституция)

У ПОДНОЖИЯ МАВЗОЛЕЯ

(Предварительный список памятников истории и культуры Москвы уничтоженных или искаженных при Юрии Лужкове )

ПРОТИВ ЛОМА-2
(Памятники истории и культуры, находящиеся под угрозой в Москве )

ТИХАЯ РЕСТИТУЦИЯ

Раритеты и шедевры снова потекут на Запад ?

 

Похоже, дарение культурных ценностей различным зарубежным просителям становится любимой забавой правящей элиты России. А ее вера в то, что эти подношения поднимут престиж нашей страны в глазах «просвещённой» Европы, совершенно неистребима. Недавно прошло сообщение о принятии правительством России постановления о мерах по реализации федерального закона о перемещенных в результате второй мировой войны культурных ценностях. Среди стран, не входивших в гитлеровскую коалицию и претендующих на возврат своей культурной собственности, оказавшейся в России, названы Англия, Франция, Нидерланды. Последняя уже выставила претензии по поводу возвращения нескольких картин.

Самым желанным объектом притязаний нидерландской стороны является коллекция графики - 309 рисунков, некогда входившие в известное графическое собрание германского банкира Франца Кенигса. Рисунки, являющиеся собственностью России, хранятся в ГМИИ им. А.С.Пушкина в Москве. Неоднократные попытки Нидерландов завладеть московской коллекцией, как и настырное отстаивание российским Министерством культуры «голландских прав» на нее, оказались несостоятельными. Новой попыткой подобного рода являются недавние намеки на возможность возврата коллекции «на историческую родину - в Нидерланды», сделанные Натальей Ковалевой в № 12 газеты «Культура» за текущий год.

Кстати, об «исторической родине». Коллекция была собрана немецким гражданином, резидентом германской разведки, доверенным лицом Гитлера и Геринга по их финансовым операциям Францем Кенигсом. В 1933 гаду коллекция оказалась на временном хранении в роттердамском музее Бойманса. В 1940 году она была выкуплена за смехотворно низкую цену угольным королем Голландии коллекционером Даниэлем ван Бенингеном.

В1941 году рисунки стали законной собственностью Гитлера. В 1945 году эта художественная коллекция была конфискована Советской Армией и стала собственностью СССР. Между прочим, часть рисунков попала в руки американцев, не имевших на них ни малейшего права, как, впрочем, и на реституцию вообще, поскольку на территории США не велись военные действия.

Но это, скорее, информация к размышлению. Честно говоря, я уверен в том, что ни в Нидерланды, ни в Германию московская часть коллекции Кенигса никогда не вернется. Слишком широко информирована российская общественность о значимости трофейных рисунков, слишком хорошо известны музейщикам всего мира обстоятельства ее появления в московском музее. Но вот относительно других малоизвестных коллекций и отдельных шедевров возникают серьезные опасения. И этому есть несколько причин.

Несмотря на принятие закона о перемещенных культурных ценностях, в российских СМИ продолжается направленная кампания за передачу бывшим государствам-агрессорам культурной собственности, изъятой у них в качестве компенсации ущерба, нанесенного России в ходе минувшей войны. Правда, сегодня сторонники возврата трофейных шедевров уже не настаивают на «двусторонней реституция», призванной замаскировать очередной грабеж России под «нулевой» вариант обмена предметами культуры. Юридическая и моральная несостоятельность этого принципа были очевидны еще в период обсуждения проекта упомянутого закона Но и сегодня по-прежнему упор делается на незаконность изъятия трофеев, его якобы неправовой характер.

Так, германский эксперт Клаус Дитер Леманн утверждает, что международное право не признает использование предметов культуры в качестве репараций. Это утверждение легко опровергается примерам» да практики начала 1920-х годов Тогда Германия в соответствии с требованиями Версальского мирного договора возмещала собственными культурными ценностями урон, нанесенный бомбардировками университета в Лувене (Бельгия), в результате которых погибли уникальные книги и коллекция гравюр. Подобные меры всегда воспринимались мировым сообществом как акт восстановления справедливости по отношению к жертве военного разбоя.

Одной из особенностей нынешней кампании являются настойчивые намеки высокопоставленных российских ревнителей западных интересов на возможность выкупа трофейных шедевров бывшими государствами-агрессорами. С таким предложением уже выступил экс-вице-премьер Александр Шохин в передаче «Зеркало» Николая Сванидзе По сути дела, о том же говорит и министр культуры Михаил Швыдкой, говоря о готовящемся восстановления церкви Успения на Волотовом поле в Новгороде. Деньги на эти работы готова выделить (и, кажется, выделила) Германия. Как выясняется, Россия в благодарность за это намеревается вернуть ей витражи XIV века из церкви Мариенкирхе во Франкфурте-на-Одере. Но позвольте спросить, а где необходимые в этом случае предусмотренные новым законом доказательства преследований общины и клира франкфуртской церкви со стороны нацистов ? Их нет. Но тогда передача немцам витражей есть не что иное, как продажа российской собственности иностранному государству, законом не предусмотренная. И разве не немцы виновны в разрушении новгородского храма?

Подобных вопросов возникает немало. В повседневный обиход уже запущен оборот « финансовая помощь российской культуре в обмен на шедевры », широко используемый чиновничьей братией. Найден новый удобный предлог - финансовые трудности нашей культуры - для очередного изъятия культурных ценностей у России. Все это заставляет вспомнить худшие примеры из недавнего коммунистического прошлого, когда в угоду политическим химерам и вопреки международному праву на Запад вывозились коллекции выдающейся историко-культурной значимости, разбазаривалось национальное достояние России.

Германия уже строит планы выкупа предметов трофейного искусства, сохраненных и отреставрированных российскими музейщиками. На допустимость такой купли-продажи намекает в комментарии к упомянутой статье Клауса Дитера Леманна и руководитель отдела Министерства культуры России Юрий Титов.

Все эти инициативы, намеки и заявления руководителей ведомства культуры преследуют конкретную цель - приучить российское общество к мысли о неизбежности и выгоде для нашей страны продажи трофейных предметов искусства. И главное, призваны раскрутить маховик «тихой» реституции, обеспечить перекачку на Запад новой партии художественных шедевров, являющихся законной собственностью России. С начала 1990-х годов Германии, например, уже переданы тысячи музыкальных рукописей XIV - XIX веков, архив СЕПГ, часть книг Готской библиотеки, ряд дипломатических документов. Венгрия получила произведения живописи и ценнейшие книжные фонды. Франции передаются уникальные архивы.

Новый этап перемещения раритетов из России в западном направлении - «тихая» реституция - начат 28 апреля 2000 года, когда закрытым распоряжением президента Путина германской стороне был передан 101 шедевр графики огромной художественной ценности из посольства ФРГ в Москве, Предлогом для передачи явился возврат немцами флорентийской мозаики - стандартного элемента декоративного оформления Янтарной комнаты, похищенной фашистами из Царского села. До сих пор специалисты и общественность находятся в полном неведении относительно состава переданной коллекции рисунков, результатов экспертизы и стоимости шедевров. Несмотря на просьбы, рисунки так и не были показаны российскому зрителю. Зато возврат мозаики был превращен в грандиозное шоу с выставкой и присутствием самого президента.

Причины не прекращающегося давления на Россию со стороны заинтересованных стран для получения односторонних уступок в «трофейном» вопросе очевидны. Это податливость российского руководства в этом вопросе, привычка европейцев к "русской халяве" и сентиментальное потворство нашей интеллигенции любым прозападным акциям. Россия сегодня, пожалуй, единственная страна, нарушающая ялтинско-потсдамские договоренности по Германии, игнорирующая требования статьи 107 Устава ООН, запрещающей возврат Германии любой собственности. То, что ФРГ ни разу не пыталась решить эту проблему через Международный суд, рассчитывая на «добрую волю» России, безусловное свидетельство признания ею законности послевоенных конфискаций своего культурного достояния.

Нетрудно предположить, что в ближайшее время на Запад могут уплыть многочисленные предметы культуры, практически неизвестные даже специалистам. Ведь по официальным данным у нас хранится 255 тысяч музейных шедевров трофейного происхождения. Но что мы о них знаем? Выставки перемещенных художественных коллекций давно не проводятся. Отсутствуют каталоги художественных ценностей, ставших российской собственностью в послевоенное время. А это открывает неограниченные возможности для их конфискации в пользу любого западного вымогателя, для выкупа по сходной цене. Хотелось бы только задать несколько вопросов руководителям страны и чиновникам ведомства культуры. Кто заплатит нам за сотни тысяч шедевров российских собраний, похищенных или уничтоженных в годы войны? Кто выкупит десятки тысяч уничтоженных недвижимых памятников нашей культуры?

Перепечатка из "Литературной газеты", 2001, 21 августа.