Руссист>>> Общественный инспектор >>> Статьи В.К.Фатеева


Валерий Константинович ФАТЕЕВ

главный специалист по вопросам охраны памятников Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Другие статьи автора:


РЕМБРАНДТА НА КЕНИГСА БЕЗ ДОПЛАТЫ (реституция)

ТИХАЯ РЕСТИТУЦИЯ (реституция)

ВИРАЖИ ВОКРУГ ВИТРАЖЕЙ (реституция)

БИТВА ЗА ДЮРЕРА (реституция)

CОКРОВИЩЕ НИБЕЛУНГОВ - ДЛЯ КОВБОЕВ (реституция)

КАК ПРОДАЮТ ИСТОРИЮ (реституция)

КАК ОТДАВАТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ! СЕРЕБРО НАЦИСТОВ (реституция)

У ПОДНОЖИЯ МАВЗОЛЕЯ

(Предварительный список памятников истории и культуры Москвы уничтоженных или искаженных при Юрии Лужкове )

ПРОТИВ ЛОМА-2
(Памятники истории и культуры, находящиеся под угрозой в Москве )

У подножия  Мавзолея

                                                                     Есть в Ленине Керженский дух,
                                                                  Игуменский окрик в декретах,
                                                        Как будто истоки разрух
                                                                     Он ищет в «Поморских ответах»
                                                                                                                    Николай Клюев

                                                                     Знаем мы эти еврейские штучки –
                                                           Разные Америки открывать
                                и закрывать
                                                                                                             Владимир Маяковский

 

Нынешние российские демократы очень не любят Владимира Ульянова. Обвиняют его не то в должностных преступлениях, не то в профессиональной непригодности. Спровоцировал, мол, классовую войну в стране всеобщего благоденствия и счастья. Несмотря на действовавших в России  легитимных и продвинутых вождей, выступил в качестве неформального лидера то ли революции, то ли «кровавого переворота». Посмел вчистую переиграть всех  своих харизматичных политических конкурентов, не пользуясь «административным ресурсом».   Виновен   как в сломе  одной   Империи,   так  и  в созидании  другой. «Мозг нации» - русскую интеллигенцию хорошо знал,    немного недолюбливал, и однажды назвал «говном». Ходил в старом пальто, стоптанных ботинках и видавшей виды кепке, но, по утверждению недоброжелателей, жил не по средствам и имел счет в каком-то европейском  банке.  Оставил в официальном календаре  «безбожной»   большевистской России все православные праздники, но терпеть не  мог церковников и всякие «поповские  штучки». Свою жизнь закончил нераскаявшимся атеистом. Такой «послужной список» вождя мирового пролетариата явно не по нутру российским «властителям дум».
Один из них – бывший депутат  Государственной Думы, а ныне  министр культуры России Владимир Мединский, – предложил захоронить тело Ленина. Мысль эта не нова и имеет довольно длинную предысторию, коренящуюся в периоде конца 1980-х годов. Среди множества подрывных либеральных проектов того времени, внедрявшихся правящей элитой России в общественное сознание, идея захоронения тела Ленина оказалась наиболее живучей.
Давно канули в небытие затеи с конверсией военного производства, насаждением в России фермерства американского типа, созданием конкурирующих  политических партий и многое другое. Но предложения о выносе тела Ленина из Мавзолея и его захоронении «по-христиански» с преданием земле – не то для «упокоения души»,  не то ради  «примирения красных и белых» – время от времени становятся предметом широкого общественного обсуждения. Сегодня после нескольких подобных дискуссий всякому очевидно, что споры на эту тему на деле реанимируют и укрепляют противостояние двух враждующих лагерей без какого-либо намёка на их дальнейшее примирение.
Инициаторов захоронения – писателя Карякина, «комсомолку» Новодворскую и мэра Санкт-Петербурга Собчака – несколько лет назад сменила  команда в составе знатного кинорежиссёра Никиты Михалкова, губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко и  Полпреда Президента в Центральном Федеральном округе Георгия Полтавченко. К этой группе вскоре присоединился и бывший Президент Советского Союза Михаил Горбачёв.
Прямо противоположную точку зрения на этот вопрос  недавно обнародовал экономист Михаил Делягин, выступивший с утверждением о христианском характере захоронения вождя в Мавзолее на Красной площади.
В защиту Мавзолея на своей встрече с доверенными лицами высказался и нынешний  Президент России  Владимир Путин.  Он отметил, что   традицию сохранения тел усопших коммунисты перехватили, используя опыт  христианства и «сделали это грамотно … в соответствии с потребностями своего времени».
Возразивший Президенту протодиакон Андрей Кураев («МК», 12.12.2012) настаивает на том, что согласно православной традиции  останки    праведника, почитавшегося при  жизни, должны быть преданы земле. И, лишь в случае совершения  чудес на месте погребения,  останки извлекаются из земли  и выставляются для поклонения. Ниже автор настоящей работы показывает на многочисленных примерах, что в христианстве и православии существует также традиция сохранения как останков праведников, так и лиц, не  признанных  таковыми,  без их придания земле.
На утверждение Андрея Кураева о навязывании русскому народу культа Ленина партией большевиков можно возразить напоминанием о партии  имени Иисуса Христа или  партии  Святого Равноапостольного князя  Владимира.
Аргументация остальных членов «похоронной команды» особой оригинальностью  не  отличается  и  повторяется из года в год: Красная площадь – не кладбище и не место «кощунственной демонстрации» ленинских останков. Надо дать Ленину упокоиться в земле, похоронить его «по-христиански». И ещё: «пребывание мёртвого тела вне гроба и кладбища явная патология и нонсенс».
Трогательная забота бывших партийных секретарей, комсоргов и завлабов о христианской  репутации Владимира Ульянова  воистину   достойна  умиления и слез благодарности!
Начальница Санкт-Петербурга предлагала «прощание с Утопией» на всякий случай отсрочить, тело вождя пока не трогать, но потом всё равно вынести из Мавзолея и предать земле, сделав это осторожно, чтобы не вызвать вражду поколений.
Бывший Полномочный представитель Президента в ЦФО в дополнение к знакомым доводам обвинил Ленина в провоцировании всероссийской смуты и разрушении Империи и поэтому, по мнению господина Полтавченко, его мощи не должны находиться в центре Москвы.
Хулители Ленина даже не пытаются свести концы с концами, требуя христианского погребения «большевика-безбожника», отвергая его одновременно и как мнимого разрушителя Российской Империи, и как отца-основателя и  первостроителя новой имперской государственности.
Сторонниками выноса тела из Мавзолея не раз упоминался и самый «убийственный» довод – «личное завещание» Владимира Ильича похоронить его в городе трёх революций «по христианскому обряду» рядом с могилой своей матери. Но хотелось бы знать, кому всё же оставлено упомянутое завещание – соратникам по партии, жене Надежде Крупской или Святейшему Патриарху Тихону? Кто видел сей документ? Почему же он до сих пор не обнародован ревнителями христианской обрядности?
Разве давал революционер и материалист Владимир Ульянов какой-либо повод современникам и нам – потомкам – сомневаться в своих атеистических убеждениях? Почему, наконец, завещание Ленина «обогащать свою память знаниями», «изучать военное дело настоящим образом» и крепить дружбу народов России сторонники погребения выполнять не торопятся, а на неведомом миру похоронном завещании свет сошёлся клином? Ответ прост – завещания нет и в помине. Поэтому оставлю этот вопрос без дальнейших комментариев.
Рассмотрим с привлечением документов и исторических свидетельств перечисленные выше доводы противников сохранения тела Ленина. Прежде всего – их обвинения в нарушении большевиками многовековой традиции устройством на главной площади Москвы «Красного погоста».
Широко известны факты, свидетельствующие о многообразии функций Красной площади в различные периоды её существования. Пространство у восточных прясел кремлёвской стены использовалось как место проведения важных государственных и церковных торжеств. Здесь проходили крестные ходы, устраивались народные гулянья. В разное время на этом обширном пространстве возникали, а затем исчезали погосты, коих насчитывалось не менее шестнадцати.
Один из них находился рядом с белокаменной  церковью  Троицы,  стоявшей  на месте храма Покрова «что на рву» (храма Василия Блаженного) до постройки последнего в 1555–1561 годах. После появления этого храма в нём были похоронены почитаемые в народе юродивые Василий Блаженный, Иоанн и Максим.  Над их захоронениями позднее были выстроены приделы, являющиеся в настоящее время неотъемлемой частью ансамбля Красной площади.
Об использовании нескольких участков площади в качестве мест захоронений свидетельствуют и многочисленные древние планы столицы.
Так на «Петровом чертеже» конца 16 века Красная площадь обозначена как «место казней». Здесь же на восточной стороне оборонительного рва, протянувшегося через площадь с севера на юг, изображён ряд церквей, известных как храмы «на крови». Это тринадцать небольших деревянных церковок, поставленных на местах казней времени правления Ивана Грозного родственниками казнённых. Тела жертв хоронились тут же, либо опускались в ров. Эти погосты с церквями изображены также на «Годуновом чертеже», «Сигизмундовом плане», плане «Кремленград» и многих других картографических документах 16-17 веков. Во второй половине 17 века церкви были упразднены и разобраны, а их престолы перенесены в храм Василия Блаженного.
Позднее в северо-восточном углу площади возник ещё один погост, где были похоронены защитники и освободители Москвы, погибшие от рук польско-литовских интервентов в 1612 году. Впоследствии над этими могилами на средства Михаила Фёдоровича, первого царя из династии Романовых, был возведён собор Казанской иконы Божией Матери.
Совершенно очевидно, что большевики, разместившие Мавзолей вблизи Сенатской башни  Кремля рядом с  могилами   жертв  октябрьских  боев 1917 года, следовали многовековой московской традиции. При этом они не затронули ни одного из участков прежних исторических захоронений. 
Обстоятельства возникновения «Красного погоста» достаточно хорошо известны. Появился он после  вооруженного столкновения в Москве  сторонников большевистского Военно – революционного комитета и приверженцев Временного  правительства  в  период  революционного противостояния 1917 года. Сами события, сопровождавшиеся  многочисленными  жертвами с той и другой стороны, не прошли мимо внимания участников Поместного Собора Православной Российской церкви, работавшего в те дни в Москве.
Церковь прекрасно понимала, что имеет дело с разными проявлениями русской национальной стихии.  Да и в самой среде духовенства не было единства взглядов на будущее России и общей приверженности тем или иным политическим течениям.  Но вызов времени со стороны церкви не остался без ответа.  11 ноября 1917 года Поместным Собором принимается решение об отпевании жертв,   понесенных обоими противоборствующими  лагерями. Собор  поддержал также идею их совместного захоронения, не осуществленную в действительности – каждая сторона  выбрала удобное ей место упокоения своих товарищей.  В церкви Большого Вознесения у Никитских ворот членами Собора была отслужена заупокойная литургия и совершено торжественное отпевание погибших.  Таким образом,  была сделана первая реальная попытка примирения «красных» и  «белых», окончившаяся неудачей.  
Столь деятельное участие Церкви в описываемых событиях  полностью исключает мысль о  нелегитимности   захоронения сторонников ВРК на Красной площади. Приходится лишь сожалеть о том, что здесь же не была захоронена погибшая  молодежь,  отстаивавшая  противоположные  взгляды на будущее новой  России.
Кончина Владимира Ильича также не прошла незамеченной Русской православной церковью.  Свое  соболезнование  Правительству  СССР  выразили Патриарх Тихон  и члены  Патриаршего Священного Синода  митрополит Тихон (Оболенский),  митрополит Серафим (Александров) и митрополит Петр (Полянский).
В газете  «Известия»  25 января 1924 года  члены Синода назвали Ленина   «великим  освободителем нашего народа из царства великого насилия и гнета на пути  полной свободы и  самоустроения»   и  «великим борцом и страдальцем за свободу угнетенных,  за идеи всеобщего подлинного братства … за достижение  полного счастья людей на земле».  Далее  авторы  опубликованного заявления писали: «Мы знаем, что его крепко любил народ …  Грядущие века да не загладят в памяти народной дорогу к его могиле, колыбели свободы всего человечества.  Великие   покойники часто в течение веков говорят уму и сердцу оставшихся больше живых.  Да будет же и эта … могила неумолкаемой трибуной из рода в род для тех, кто желает себе счастья. Вечная память и вечный покой твоей многострадальной, доброй и христианской душе».
Патриарх Тихон, отвечая на  обращения многочисленных приходов и мирян  о возможности служить  панихиду по Владимиру Ильичу, писал  25 января 1924 года  в газете  «Вечерняя Москва»: «По канонам  Православной церкви возбраняется служить панихиду и поминать в церковном служении умершего,  который  был при жизни отлучен  от церкви … Но Владимир Ильич Ленин не  отлучен  от  православной церкви высшей церковной властью, и потому всякий верующий  имеет право и возможность поминать его. Идейно мы с Владимиром  Ильичем  Лениным, конечно, расходились, но я имею сведения о нем как о человеке добрейшей  и  поистине христианской души».
Утверждения о нехристианском характере захоронения тела Ленина  несостоятельны и содержат в себе подвох. Рядовому россиянину внушается мысль о том, что тело вообще не захоронено и что многолетнее его сохранение в усыпальнице чуждо христианско-православной традиции.
Вспомним, что в Постановлении Президиума ЦИК Союза ССР в связи с кончиной вождя от 25 января 1924 года, утверждённом II Съездом Советов 26 января того же года, говорится о «дне похорон», а пункт 2-й Постановления предусматривает соорудить  для этой цели «склеп... у Кремлёвской стены, на Красной площади,  среди братских могил борцов Октябрьской  Революции».
В день похорон 27 января в 15 часов 55 минут остановилась и замерла вся страна, а по радио и телеграфу передавалось сообщение: «Встаньте, товарищи, Ильича опускают в могилу». В памяти очевидцев сохранилась и сама картина похорон: «... гроб, качнувшись в последний раз на виду у всех, стал тихо опускаться вниз. Вот он проплыл над входом в склеп и скрылся с поверхности земли».
Позднее при обсуждении второго варианта Мавзолея архитекторы сошлись на том, что могила вождя должна быть монументальной и «более подземного характера с небольшой надземной частью». В итоге было осуществлено задуманное.
Таким образом, большевики совершенно осознанно хоронили тело Ленина в могиле (склепе), что делалось сотни и тысячи лет до них по всему христианскому миру и было привычно для православной России. Ленинская могила находилась на существовавшем к тому времени кладбище  жертв вооруженного противостояния. Ничего «антихристианского» в характере  ленинского захоронения не было.
Не  следует  забывать, что к 1924 году   церковь  в СССР  была отделена от государства. Светским атеистическим государством в качестве его правопреемницы является и нынешняя Россия. Тогдашнее захоронение государственного лидера и вождя, как и ныне предлагаемое его  перезахоронение, уже не могло и не может определяться Церковью и церковным обрядом – страна другая. Захоронение было совершено в соответствии с установленным законодательным и исполнительным органами страны  порядком и светским регламентом. Нынешние предложения церковных иерархов о перезахоронении тела являются попыткой вмешательства  церкви в дела государства.   Решение о сохранения тела отвечало мирским потребностям и осуществлялось в соответствии с наказами многомиллионной  массы трудового  народа. Ничего необычного, а тем более кощунственного,  в этом также не было.
Сохранение тел усопших в пещерах, склепах, криптах, капеллах, саркофагах, раках, реликвариях, открытых и закрытых гробах и вообще без гробов также широко практиковалось как в России, так и во многих странах христианского мира.
Так останки одной из первых общехристианских  святых  Святой Равноапостольной  царицы Елены,  открывшей для поклонения Крест Господень и Гроб Господень,  до настоящего времени сохраняются  в парижской  церкви  Сен-ЛЁ - Сен-Жиль. В период  с 4 века по настоящее время  останки, первоначально находившиеся в одной из римских церквей, несколько раз похищались. Во Франции святые мощи  оказалась в 9 веке.  Был совершен ряд попыток их  осквернения и уничтожения.  В очередной раз это произошло во время  Великой  французской революции  и продолжительное время  мощи  сохранялись втайне.  В 1820 – м году  спасший их  монах  Дон Гроссар передал  святыню  братству Святого Гроба Господня, члены которого собирались в церкви  Сен-Лё – Сен Жиль.
Долгое время  реликварий  с мощами  находился под престолом церкви, потом был подвешен над престолом храма.  В 2000 году они были   перенесены в церковную крипту,  в которой находятся по сей день.  Мощи  неоднократно  вскрывались.  В  2011 году по просьбе патриарха  Кирилла печати вновь были сломаны.  Подтверждена подлинность останков и принадлежность их Святой  Елене.    
Традиция подобных захоронений  перекочевала на Русь вместе с принятием  христианства.  Историк Александр Нечволодов в известном труде «Сказания о русской земле» подробно описывает способы захоронения и облик многих почивших иноков, покоящихся в первой русской монашеской обители Киево-Печерской лавре.
Согласно историческим свидетельствам,  после постройки в монастыре Великой (Успенской) церкви в ее притворе в 1091 году был поставлен открытый гроб с мощами преподобного Феодосия  -  одного из основателей и первых игуменов обители, умершего в 1074 году.  Мощи простояли здесь 149 лет. Незадолго до разорения Киева полчищами Батыя мощи  были спрятаны в основании  церкви.
 Картина лаврских захоронений в начале XX века была впечатляющей. Историк пишет: «В Ближних пещерах почивают мощи 49 святых, в открытых гробах; в числе этих 49 мощей находятся и мощи Святого   Иоанна, отрока Варяга, убитого разъярённой толпой вместе с отцом при великом князе Владимире до его крещения».
Или вот такое: «В Антониевых пещерах почивают открыто, без гробов, двенадцать греков, строивших Великую лаврскую церковь, а именно: четыре зодчих, присланных из Влахернской церкви и восемь живописцев, посланных в 1083 году для украшения церкви живописью».
В этих же Ближних (Антониевых) пещерах «обращает на себя внимание открытый гроб с мощами, над которыми надпись: «Илья из Мурома».
В Дальних (Феодосиевских) пещерах картина та же: «мощи святых угодников: тридцать три почивают в открытых гробах».
Утверждения о том, что в соответствии с христианской традицией в Лавре хоронились лишь святые, не соответствует действительности. Так  в несторовой  «Повести временных лет» под 1091 годом, где говорится о вскрытии могилы  преподобного Феодосия, помещен рассказ о мирянке – жительнице Киева некой Марье жене Яня. Еще при жизни преподобный   предсказал ей, что после своей смерти она будет похоронена рядом с ним. Через восемнадцать лет, уже после смерти Феодосия, это пророчество сбылось: «преставилась … Марья … и положили ее в церкви  Святой богородицы, против  Феодосиева  гроба по левую сторону». Вот так и стояли в притворе Великой церкви два гроба: у южной стены – преподобного Феодосия, у северной – Марьи.
Для христианина-западноевропейца в иноческих и мирских захоронениях обители также ничего противоестественного не было. Так путешественник XVII века курляндский дворянин Якоб Рейтенфельс писал после посещения им Киева: «Особенно же славится громадными пещерами, искусственно ли, природою ли созданными гора, находящаяся близ Печерского монастыря. Здесь находятся тела св. Елены или Ольги, монаха святого Иоанна и других знаменитых людей, совершенно сохранившиеся и как бы поныне ещё дышащие».
Добавим к сказанному, что у монахов Киево-Печерской лавры до настоящего времени существует обряд переоблачения мощей почивших.
В другом не менее знаменитом Псково-Печерском монастыре захоронения умерших иноков  сотни лет также проводились без зарытия в землю. Гробы лиц  высокого  сана ставились в «Богом  зданной  пещере», сотни которых находятся в ней по сей день. Здесь же поставлен гроб скончавшегося в 2006 году архимандрита Иоанна Крестьянкина.
Гробы рядовых насельников  с 1700 года складывались многоярусными рядами в пещере – гроте. Нижние ряды гробов под тяжестью верхних разрушались, постепенно превращаясь в труху.
    Захоронения как отшельников от мира, так  и мирских лиц без их предания земле в православной России не были редкостью.
Так тело умершего в октябре 1791 года светлейшего князя Григория Потемкина по приказу Екатерины Великой было набальзамировано, положено в гроб и поставлено в склепе ещё недостроенной и неосвящённой церкви Святой Екатерины в Херсоне. Планировалось в дальнейшем соорудить над ним монумент из мрамора.
До 28 апреля 1798 года гроб простоял не засыпанным, тело Потемкина сохранялось нетронутым. После смерти Императрицы узнавший об этом Император Павел, испытывавший неприязнь к матери и её фаворитам, приказал тело Потемкина похоронить в яме, вырытой в склепе. Сам склеп также должен был быть «засыпан землёй и изглажен, как бы его никогда не бывало». Всё было исполнено согласно приказу. Аналогия с предложениями нынешних могильщиков напрашивается сама собой.
В последующее время традиция захоронений с бальзамированием и сохранением тел умерших также продолжала существовать.
Тело выдающегося русского хирурга Николая Пирогова, умершего в ноябре 1881 года в родной деревне Вишня Винницкой губернии, было набальзамировано доктором Выводцевым, специально приехавшим из Петербурга. Пирогов был похоронен в стеклянном гробу в склепе деревенской Никольской церкви. В настоящее время тело Пирогова периодически бальзамируется и сохраняется в склепе в первоначальном состоянии.  Два года назад его облачили в новый  шитый золотом парадный мундир синего цвета, выполненный по спецзаказу в мастерских Большого театра.
 Никаких протестов со стороны светских или церковных властей по  поводу пребывания тела Николая Ивановича в нынешнем его состоянии за минувшие 130 лет не отмечено, как, впрочем, и попыток его перезахоронения.
Аналогичные способы захоронений в Европе  встречаются повсеместно.  Но существует и другая культура погребений.
В Вене, например, в криптах некоторых соборов раздельно захоронены тела, сердца и «потроха» членов династии Габсбургов. А в крипте Михаэлькирхе в открытых гробах лежат мумифицированные тела придворных.
Сходным  -   «европейским»  -  почерком отмечен характер погребения и место упокоения великого полководца и Главнокомандующего русской армией в начальный период  Отечественной войны 1812 года Михаила Богдановича Барклая – де – Толли. Выдающийся военачальник скончался в 1818 году на мызе Штилитцен в Восточной Пруссии. Его сердце было похоронено на возвышении недалеко от мызы, а набальзамированное тело перевезено в родовое имение вдовы полководца Бекгоф недалеко от городка Йыгевесте в Эстонии. В 1823 году на средства вдовы Михаила Богдановича в Йыгевесте был построен мавзолей, сохранившийся до наших дней, но мало известный за пределами Эстонии. В подземном помещении мавзолея в настоящее время находятся саркофаги  самого генерал – фельдмаршала и его жены. Гробы время от времени открываются. Во время последнего вскрытия отмечалась высокая степень сохранности останков.
Память о таинственной и трагической судьбе  дочери российского Императора Павла I  Александре Павловне хранит мавзолей в местечке Урём под Будапештом в Венгрии.  Русская царевна,  вышедшая  в 1799 году  замуж  за  палатина Венгрии  эрцгерцога  Иосифа  Габсбурга, чуть более года была королевой Венгрии.  Успела за этот короткий срок   своим открытым  и  сердечным нравом  заслужить  уважение подданных  и  ненависть  при дворе.  Стала инициатором  преобразования столицы страны Будапешта и превращения его в красивейший город Европы.  
Александра Павловна умерла в марте 1801 года при  невыясненных обстоятельствах.  Тело ее после смерти было набальзамировано и похоронено  в часовне – мавзолее, вокруг которого впоследствии появилось православное кладбище. Более ста лет мавзолей находился  на денежном содержании правящей в России династии Романовых и под опекой Святейшего синода Российской империи. После Первой мировой войны во избежание ограбления и надругательства  тело Александры Павловны было перенесено в  фамильную усыпальницу Габсбургов  в Королевском дворце в Будапеште. 1978 году забальзамированные останки  бывшей королевы стали предметом  исследования медиков в связи  с  предположениями  о  ее  отравлении. Эти подозрения отчасти подтвердились в ходе исследований.
В начале 2000-х годов после многолетнего запустения  на средства  РПЦ и меценатов мавзолей   в  Урёме  приводится в порядок.   В сентябре  2004 –го  года в него из  Будапешта  были  возвращены останки Александры Павловны.
Значительно большей известностью пользуются усыпальницы выдающихся исторических личностей в политических и культурных центрах Европы и Америки.
  В Париже во всемирно знаменитом соборе Дома инвалидов в мавзолейной тишине покоится прах Наполеона и его маршалов,  а в Нью-Йорке на Манхеттене посреди могильного комплекса в специально построенном мраморном мавзолее захоронено тело 18-го Президента США Уллиса Гранта и его жены Джулии.
Два закрытых гроба германских гениев Гёте и Шиллера стоят в капелле  города  Веймара.
В итальянском Палермо в обширных подземных галереях капуцинов покоятся, начиная с XVI века, тысячи мумифицированных и забальзамированных тел. Среди них монахи и множество почётных граждан Палермо. Последней была захоронена в 1920-м году девочка-подросток, тело которой можно и сегодня увидеть прекрасно сохранившимся в стеклянном саркофаге.
Наиболее близким по своему характеру к ленинскому траурному покою является захоронение итальянского певца Энрико Карузо. Тело великого итальянца, умершего 2 августа 1921 года, на следующий день было набальзамировано и выставлено в центральном зале неаполитанского отеля «Везувио».  Вскоре  был изготовлен  большой  хрустальный  гроб,  куда поместили тело. Похороны Карузо состоялись 5 августа.
Прах певца был погребён на кладбище Пьянто в Неаполе в специально построенной капелле, где он находится по сей день. В течение многих лет хрустальный гроб был открыт и поклонники Карузо со всего мира могли видеть гениального артиста. Многие из них приезжали с патефонами и граммофонами, чтобы слушать его голос, созерцая своего любимца.  В  усыпальнице  имелась и книга с записями побывавших здесь знаменитостей своего времени,   в которой множество известных имен, включая  Премьера  Великобритании  Уинстона Черчилля.  К гробу был приставлен сторож Дон Гаэтано, постоянно находившийся в капелле. Но в течение лета 1933 года облик Карузо сильно изменился, поэтому было решено гроб закрыть.   
Несомненно, европейский опыт бальзамирования и сохранения тел умерших был использован и в ходе работ по сохранению тела Ленина. Этот опыт современной наукой признан удачным и был впоследствии многократно использован при бальзамировании известных политических деятелей и руководителей различных государств.
Особого упоминания заслуживает мавзолейный комплекс с захоронением героя Гражданской войны Григория Котовского в городке Бирзула под Одессой. После гибели легендарного комкора от пули убийцы в августе 1925 года были проведены работы по бальзамированию тела Котовского группой специалистов во главе с профессором Воробьёвым. Мавзолей Котовского был устроен по типу мавзолеев хирурга Пирогова и Ленина. Вначале он состоял лишь из подземной части. На небольшой глубине в специально оборудованном помещении был установлен стеклянный саркофаг, в котором при определённой температуре и влажности сохранялось тело Котовского. В 1934 году над подземной частью было выстроено фундаментальное сооружение с небольшой трибуной. Перед мавзолеем проводились парады, демонстрации и другие торжественные мероприятия.
В августе 1941 года оккупировавшие город Котовск румынские войска надругались над телом комкора, выбросив его в траншею вместе с трупами расстрелянных местных жителей. Но после окончания войны останки Котовского были собраны и сохранены рабочими железнодорожного депо. В 1965 году мавзолей героя был восстановлен в уменьшенном виде.
Таким образом, поклонение мощам Божиих угодников и воздание почестей останкам выдающихся государственных деятелей, военачальников, гениев культуры и науки имеет многовековую традицию, как в Европе, так и в России. Эта традиция способствовала распространению идей гражданского служения и укреплению духа подвижничества, востребованных любым обществом на протяжении всей человеческой истории.
Обвинения господина Полтавченко, предъявляемые Ленину как мнимому зачинщику «всероссийской смуты»  и Гражданской войны,  можно списать  на счёт невежества бывшего Полномочного представителя Президента Российской Федерации. Очевидцы тех событий видели этот процесс иначе, нежели нынешние хулители Владимира Ульянова.
Так идея «кровавого переворота», авторство которой приписывается Ленину и вокруг, которой оттаптываются нынешние  российские демократы, вынашивалась, прежде всего, в среде тогдашней интеллигенции, оппозиционной правящему режиму. Постепенно эта идея приняла вид массового психоза, охватившего буквально все слои  российского общества.
Видный общественный деятель России, свидетель  и участник судьбоносных событий первой половины 20 века председатель  Партии конституционных демократов Павел Милюков, обращаясь к событиям начала  века, пишет  в своих «Воспоминаниях»  о  случае, с которым пришлось столкнуться на одном из заседаний  Вольного Экономического Общества. В зале по рядам публики ходит интеллигентский котелок, на дне которого лежит записка с надписью: «на  в. в.». Когда котелок оказывается на эстраде  президиума и попадает  в руки автора, один из   членов президиума поясняет ничего не понимающему Милюкову, что проводится сбор пожертвований на вооруженное восстание. «На фабриках эти головные уборы делали полный сбор», - отмечает Павел Николаевич и добавляет, что « лозунг вооруженного восстания становился … таким же непререкаемым и сам собою разумеющимся, как прежде лозунг Учредительного Собрания и  всеобщего избирательного права».
Сегодня уже мало кто помнит по какому поводу были произнесены  Петром Столыпиным известные  слова о нужной нам  великой России и  ненужных великих потрясениях. А сказаны они были в связи с запредельным ростом экстремистских настроений в первой российской  Государственной думе. Здесь в ответ на оглашение  цифр убитых террористами  должностных лиц Империи с мест раздавались выкрики: «мало еще, мало!»   Это и была настоящая гражданская война.   Вот тут,  в качестве эффективного   средства  «принуждения к миру»,  и пошли в ход   знаменитые  «столыпинские  галстуки».
Не только выходки российских парламентариев,  но и действия самого Премьер – министра до предела накаляли обстановку в стране.    Полной  неудачей закончилась «гениальная»  столыпинская  идея  «хуторского» земледельческого хозяйства, призванная  укрепить собственнические чувства  крестьян и погасить революционные настроения деревни. Наделить миллионы крестьян восьмидесятинными  наделами оказалось невозможно из-за нехватки необходимого для этого количества земель.
Участник  Поместного  Собора Православной Российской церкви 1917 года Митрополит  Вениамин  (Федченков) - в ту пору  архимандрит, -  писал по поводу столыпинского   проекта: « … спасать русский народ лишь буржуазным соблазном личной корысти было совсем неглубоко, недуховно,   негосударственно…и  хутора в народе «провалились» … Нужно было ждать  иных путей и других реформ.  Когда они придут, никто не знал ясно, но спокойная ровная жизнь была уже утеряна целой страной »    Ожидания  надвигающегося краха и безнадеги охватили  большую часть российского общества.
Деградация  правящего  режима острее всего  ощущалась российской армией.  Непорядки и «нестроения» начались здесь, как и везде,  гораздо раньше первого появления Ленина на основной исторической сцене. Генерал Деникин в книге «Очерки русской смуты» писал о хаосе, поразившем огромную страну в первые годы двадцатого столетия: «Последнее явление не было столь неожиданным, имея страшным и предостерегающим прообразом эпилог маньчжурской войны и последующие события в Москве, Кронштадте и Севастополе... Прожив... в Харбине в конце ноября 1905 года и проехав по Сибирскому пути... я составил себе ясное понятие о том, что можно ожидать от разнузданной солдатской черни. И все тогдашние проявления военного бунта с большей силой ... повторились в 1917 году».
Умный и честный боевой генерал делает одно очень важное замечание, относящееся уже к 1917 году: «Следует отметить, что возможность столь быстрого психологического перерождения отнюдь не была присуща одной русской армии. Несомненно, усталость от трёхлетней войны сыграла во всех этих явлениях не последнюю роль, в той или другой степени коснувшись всех армии мира. Брожение армии испытывали и победители».
Описываемые события и настроения и стали прелюдией кровавой гражданской бойни и винить в этом Ленина нельзя – крот истории делал свое дело.
Деникин пишет и о «глубоком духовном перерождении народа, попавшего под власть утробных, материальных интересов». Можно представить, как ужаснулся бы Антон Иванович нынешнему торжеству зла на Руси!
Вполне определённо в «Очерках русской смуты» говорится и о движущих силах русского бунта: «Толпы народа запрудили улицы, собирались митинги и ораторы призывали к борьбе против ненавистной власти... В этот решительный день вождей не было, была одна стихия... не виделось ни цели, ни плана, ни лозунгов».
Для полного крушения режима Ленин со своими большевиками вовсе не понадобился, поскольку, по словам генерала: «К началу 1917 года... в государстве не было ни одной политической партии, ни одного сословия, ни одного класса, на которых могло бы опереться царское правительство. Врагом народа его считали все: ... объединённое дворянство и рабочие группы, великие князья и сколько-нибудь образованные солдаты».
Кстати – о великих князьях. Один из них дядя Николая II Великий князь Александр Михайлович писал в 1933 году в парижском издании своей «Книги воспоминаний» о причинах крушения Империи: «Имперский строй мог бы существовать до сих пор, если бы "красная опасность" исчерпывалась такими людьми, как Толстой и Кропоткин ... как Ленин или Плеханов... Трон Романовых пал не под напором предтеч советов или же юношей-бомбистов, но носителей аристократических фамилий и придворных званий, банкиров, издателей, адвокатов, профессоров и других общественных деятелей, живших щедротами Империй... было совершенно напрасным трудом пытаться угодить многочисленным претендентам в министры, революционерам, записанным в шестую книгу российского дворянства... Как надо было поступать с теми великосветскими русскими дамами, которые по целым дням ездили из дома в дом и распространяли самые гнусные слухи про Царя и Царицу? Как надо было поступить в отношении тех двух отпрысков стариннейшего рода князей Долгоруких, которые присоединились к врагам монархии?.. Что следовало сделать с графом Витте... специальностью которого было снабжать газетных репортёров   скандальными  историями,   дискредитировавшими Царскую Семью?.. Что следовало сделать с нашими газетами, которые встречали ликованиями наши неудачи на японском фронте?»
Великий князь подводит нелицеприятный итог сказанному: «Описания противоправительственной  деятельности  русской аристократии и интеллигенции могли  бы составить толстый том, который следовало бы посвятить русским   эмигрантам, оплакивающим на улицах европейских городов «доброе старое время».
Упреки великого князя в адрес аристократии можно адресовать и Священному синоду Российской империи,   вскоре после победы Февральской   революции давшему благословение поминать на церковных службах буржуазное Временное правительство вместо Императора и его семьи. Тогда же из Синода  выносится царское кресло.  Символом вырождения российской элиты и  апофеозом  предательства  ею основ   имперской  государственности  и  самого Государя  стал  арест  в Царском селе    императорской семьи  генералом Корниловым.
Обвинять Ленина в разрушении Российской Империи, государственной  измене, нарушении «законов  действовавших  до декабря 1917 года … государственном перевороте  и узурпации власти»  значит валить с больной головы  на  здоровую и извращать смысл происходивших тогда процессов. Николай Бердяев – тоже свидетель описываемых событий, – отмечал впоследствии: «Ленин остановил хаотический распад России».  А по поводу большевистского режима   и  исторического выбора  народа философ  заметил: «С февраля  по декабрь 1917 года перед русским взглядом парадом прошли все возможные идеи и партии. Что выбрал народ?  Народ снова выбрал державу и единоличное правление».
 По существу лишь большевикам оказалось под силу возглавить широкое народное  движение. В  нужное время и в нужном месте  Временное правительство демонстрировало свою полную никчемность и неспособность к каким – либо осмысленным действиям. По мнению Герберта Уэллса, высказанному после посещения страны, большевики были единственно возможным правительством  России. 
Говорить о Ленине как инициаторе Гражданской войны глупо, поскольку абсолютно все партии боролись за смену власти, продвигая свои проекты «обустройства  России». Абсолютная легитимность советов,  противостоявших  Учредительному  собранию была вне сомнения  как в 1918 году, так и сегодня. Советы как представительные  органы опирались на более широкое избирательное поле.  Мысль о возвращении во власть «голубых кровей», «белой кости»,  Монархии или  буржуазии  оказалась невыносимой  для подавляющего большинства русского народа.   
Кроме того,  война «красных»  и «белых» вскоре  приняла характер  отечественной,  национально – освободительной  войны в силу того,  что на подавление поднявшейся огромной страны были брошены немалые  силы забугорной буржуазии.  Войска  Англии, Германии, Франции,  Америки, Польши, Румынии, Японии  и других стран,   вкупе  с   националистами  российских окраин пытались искромсать  Россию, что в перспективе  лишало ее будущего. Неслучайно  Святейший  Патриарх  Тихон  не  благословил  белое  движение и его вождей.
  И в этой «борьбе за Россию»  Ленин  «борозды  не испортил». Именно здесь созидательная,  государственническая  роль  большевиков   была явлена в полной мере.  Как  говорил  один из проигравших – «белый» генерал Врангель: «Победила Красная армия, но Белая идея, - Россия вновь стала Единой и Неделимой». 
К сказанному следует добавить, что большевики во главе с Лениным заново сформулировали историческую миссию России в тогдашнем мире. Они объединили сотни миллионов людей вокруг идеи социализма и возвратили в сознание русского человека комплекс пассионарности.
Когда-то на I-м Съезде народных депутатов лидеры Межрегиональной депутатской группы Алесь Адамович и Анатолий Собчак выступили с предложением о захоронении тела Ленина. Призыв этот услышан не был. Позднее Собчак писал о том, что «фактом захоронения Ленина мы подводим черту под тем, что не состоялось, вернее, состоялось, но в совершенно другом варианте, чем представлял себе Ленин и все, кто пришёл с ним к власти... Необходимо начать строить новую жизнь, преследуя цель – создание общества во имя будущего, а не для борьбы с прошлым. Если мы продолжим сейчас сводить счёты (да это и делается фактически), – то разборки продлятся бесконечно».  Как говорится – не в бровь, а в глаз! К этим выводам и призывам стоит прислушаться.
Не исключено, что некие не уважаемые нынешней элитой харизматичные граждане «подведут черту»  под тем,  что «состоялось, но в совершенно другом варианте», чем представлял себе какой-нибудь российский либерал, вынашивавший  на  своей кухне  планы создания в стране гражданского общества,  скуливший  о  «свободе  личности»,  «всеобщем покаянии»  и  «дороге к храму», но оказавшийся на задворках жизни. После известного периода перестроек и реформ у нынешнего российского общества появилась стойкая аллергия на все забугорное и «прогрессивное», на «белое»,  «оранжевое»  и «жёлтое».  Общество  необратимо «краснеет». Вполне возможно, что и нашим либералам  скоро  предстоит  узнать «с чего начинается Родина». И тогда придётся думать не о торжественном захоронении ненавистных символов прошлого, а о действительном создании  «общества во имя будущего».
Но к нынешним планам российской правящей элиты это общество не будет иметь ни малейшего отношения.

 

Главный специалист по работе с памятниками Московского городского       отделения  Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры 
                                     
                                                                Фатеев Валерий Константинович