Руссист>>> Общественный инспектор >>> Статьи В.К.Фатеева


Валерий Константинович ФАТЕЕВ

главный специалист по вопросам охраны памятников Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Другие статьи автора:


РЕМБРАНДТА НА КЕНИГСА БЕЗ ДОПЛАТЫ (реституция)

ТИХАЯ РЕСТИТУЦИЯ (реституция)

ВИРАЖИ ВОКРУГ ВИТРАЖЕЙ (реституция)

БИТВА ЗА ДЮРЕРА (реституция)

CОКРОВИЩЕ НИБЕЛУНГОВ - ДЛЯ КОВБОЕВ (реституция)

КАК ПРОДАЮТ ИСТОРИЮ (реституция)

КАК ОТДАВАТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ! СЕРЕБРО НАЦИСТОВ (реституция)

У ПОДНОЖИЯ МАВЗОЛЕЯ

(Предварительный список памятников истории и культуры Москвы уничтоженных или искаженных при Юрии Лужкове )

ПРОТИВ ЛОМА-2
(Памятники истории и культуры, находящиеся под угрозой в Москве )

РЕМБРАНДТА НА КЕНИГСА БЕЗ ДОПЛАТЫ

Когда решится проблема реституции ?

 

Ни одна из встреч российского и германских руководителей не обходилась в последние годы без обсуждения проблемы «перемещенных культурных ценностей». Предложения «взаимного обмена перемещённых ценностей на основе компенсации» стали общим местом.

Будет ли подобное решение проблемы в случае его гипотетической реализации справедливым? Ведь предполагается обменивать награбленные в ходе военного разбоя культурные сокровища России на предметы, полученные в качестве законного возмещения ее культурных утрат и ставшие её собственностью. Германия была признана международным сообществом страной-агрессором и прав на реституцию культурной собственности не имеет. Вот и использует она единственную в условиях нестабильной России возможность - призывает её проявить «добрую волю» в возврате утраченных ценностей.

Россия, поставленная в положение ответчика по иску ее бывших противников, обвиняется ими в нарушении норм международного права. Чаще всего при этом указывают на Гаагскую конвенцию. Статья 56 приложения к 4-й Гаагской конвенции 1907 года «О законах и обычаях сухопутной войны» гласит: «Собственность общин, учреждений церковных, благотворительных и образовательных, художественных и научных, хотя бы принадлежащих государству, приравнивается к частной собственности. Всякий преднамеренный захват, истребление или повреждение подобных учреждении исторических памятников, произведении художественных и научных воспрещается и должны подлежать преследованию». Посмотрим, как сама Германия выполняла это требование Конвенции.

В 1940 году министр по делам оккупированных территории на Востоке и специальный уполномоченный по вопросам духовного и идеологического воспитания нацистской партии А.Розенберг организовал «Айнзатцштаб Розенберг», куда входило около 350 экспертов-искусствоведов, книговедов, архивистов. В специальном приказе Гитлера о функциях этого органа от 1 марта 1942 года говорится: «Айнзатцштаб имеет право проверять библиотеки, архивы и иные культурные организации всех видов и конфисковать их для выполнения задании национал-социалистической партии ...». Кроме него существовало множество других формирований подобного назначения. В начале войны с СССР была создана специальная «Кунсткомиссия», в задачи которой входила оценка дворцового имущества в оккупированных районах нашей страны.

Одновременно с началом военных действий нацистское командование приступило к осуществлению грандиозного плана создания супер­музея шедевров мирового искусства, собиравшихся в ходе ограбления учреждений культуры оккупированных стран. Операция носила кодовое обозначение «Линц» - по имени австрийского города, в котором намечалось создание главного имперского хранилища культурных ценностей - «Музея фюрера».

В оккупированную Калугу, где в местном художественном музее хранились картины Рембрандта «Благовещение» и Рафаэля «Святое семейство», приезжал сам Ганс Поссе - уполномоченный Гитлера по миссии «Линц», директор Дрезденской галереи, - засвидетельствовать подлинность полотен. Обе картины были увезены в Германию. Другой участник ограбления российских музеев граф Сольмс, директор Франк­фуртского исторического музея, вывез из Царско­сельского дворца знаменитую Янтарную комнату и еще 5 вагонов музейных ценностей из Царского Села и Гатчины, коллекцию фарфора из Петергофа.

Среди сотен тысяч произведений изобразительного искусства, похищенных фашистами, скульптуры Донателло, картины Рафаэля и Тициана, произведения Рембрандта, Веронезе, Мурильо, Пуссена, Корреджо, Риберы и многих других.

Этот грабёж дополнялся умышленным уничтожением того, что вывезти невозможно. На территории нашей страны фашистами были уничтожены 2234 монастыря и церкви, превращены в руины 3000 исторических городов. Бойцы средств ПВО зафиксировали прицельное бомбометание по объектам культуры российских городов.

Ничего похожего на подобный разбой по отношению к объектам культуры Германии руководство Красной Армии и её рядовой состав не чинили. Контроль политруков и СМЕРШа исключали случаи мародерства и умышленного уничтожения ценностей. Убедительнее всего свидетельства самих немцев. Так, один из нацистских руководителей отдела «Искусство и культура» в правительстве земли Саксония Артур Грефе писал в послевоенное время о том, что без действенного вмешательства советских оккупационных сил неизмеримые культурные ценности большая их часть была бы разграблена или разрушена».

Передача СССР и другим державам-победительницам части культурного достояния Германии и её союзников являлась частичной компенсацией колоссальных культурных утрат, понесенных этими странами в ходе германской агрессии. Эта компенсация предусматривалась решениями Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференций, в частности зафиксировано требование «взыскать в натуре возмещения убытков за нарушения причиненные немцами».

Разберемся с другим аргументом, выдвигаемым сторонниками передачи трофейных предметов на Запад. Я имею в виду требование возвратить художественные коллекции бывшим союзникам фашистской Германии - Венгрии и Нидерландам.

Взятые Советской Армией у Венгрии в качестве трофеев коллекции произведений искусства ко времени окончания войны уже являлись собственностью гауляйтера Эйхмана. Эти предметы культуры были выгодно проданы ему бывшими владельцами. Утверждение о конфискации немцами культурных ценностей у частных коллекционеров Европы - легенда послевоенного времени. Таким образом, Венгрия потеряла право на обладание этими коллекциями.

Попытки Нидерландов завладеть коллекцией рисунков Франца Кенигса, находящейся в России, несостоятельны. До войны собрание несколько раз переходило из рук в руки, пока часть его не была продана одним из владельцев - голландцем ван Бенингеном за огромные деньги в «Музей Гитлера» в Линце, став собственностью фюрера. Эта собственность в 1945 году была конфискована Советской Армией в качестве частичного возмещения ущерба, нанесенного нашей стране.

Обратимся еще к одной стороне обсуждаемой проблемы - праву России на возврат похищенных у нее ценностей. В ходе войны фашистами на территории СССР было разграблено 427 музеев. Эта культурная собственность прячется сегодня на территории Германии и ряда государств Европы и Америки. И это несмотря на то что СССР и Россия уже передали одной лишь Германии 3650518 предметов, включая коллекции Дрезденской галереи, Пергамского музея, собрание драгоценностей «Зеленый свод», большую часть Готской библиотеки. Кроме этого, предметы культуры возвращались Венгрии, Франции, Польше и другим странам. Все передачи осуществлялись советским руководством со специальной оговоркой «на основе взаимности». И все они оказались безответными.

Лишь неуступчивость российского парламента, принявшего Закон о перемещенных ценностях, в вопросе о трофеях вынудила Германию показать экспертам уголок Янтарной комнаты. Вслед за этим послышались намеки немцев на возможность обмена. Но, как справедливо заметил один из германских экспертов Гюнтср Верлош, этот шедевр в случае его обнаружения должен быть возвращен в Россию без всяких условий. Ни одного предмета в обмен на перечисленные шедевры Россия не обязана возвращать Германии. Любой международный суд признает справедливость российских претензий на эти объекты ее национального достояния. Не германская постановка «трофейной проблемы», а требование о безоговорочном возврате в Россию ее культурных сокровищ должно рассматриваться сегодня исполнительной властью страны.

Нужна лишь соответствующая политическая воля.

Авторы многих публикации в западной прессе разделяют точку зрения наших законодателей Так, швейцарская газета «Трибюн де Женев» назвала « невыносимо надменной » манеру, в которой Германия требует от России возврата изъятых ценностей. «Немцы , - пишет газета, - забывают сказать, что они не только подвергли резне население, но и ограбили в ходе двух мировых войн десятки тысяч российских, украинских и белорусских церквей, дворцов, музеев и даже заводов, вывозя все, вплоть до умывальников» Поэтому сегодня можно «обнаружить гобелены, деревянную обшивку стен и фрески из резиденции царей в Пушкине близ Санкт-Петербурга в немецких коллекциях».

Одна из нидерландских газет следующим образом комментировала требование некоторых официальных лиц этой страны вернуть коллекцию рисунков Кенигса-Гитлера «Русские будут дураками, если вернут коллекцию Нидерландам».

Удивительно, но и в немецком обществе нет того ажиотажа, с которым пишут о реституции многие наши СМИ Газета «Ганноверше альгемайне», например, так пишет о выставках трофейного искусства: « Во времена расцвета туризма картины, выставленные в Москве, смотрятся так же убедительно как если бы они экспонировались в Дрездене Главное, сейчас они доступны всем». Другая газета - «Нойес Дойчланд», - отмечает, что «Германия развязала и вела против СССР проникнутую расовой ненавистью войну. В результате чудовищного преступления погибли миллионы людей, а материальные потери для СССР, включая нанесенный ущерб его культурным ценностям, достигли колоссальных масштабов Объявив себя правопреемницей германского рейха, ФРГ не заплатила СССР в виде компенсации ни единого пфеннига. Поэтому у руководства ФРГ нет морального права требовать что-либо».

Активными сторонниками возврата трофеев в самой Германии являются канцлер Гельмут Коль, министр иностранных дел Клаус Кинкель и профессор Бремепскою университета Вольфганг Айхведе. Политиков Коля и Кинкеля можно понять - лишние очки в преддверии выборов на пост канцлера Германии, намеченных на 1998 год, им не помешают.

Высокопоставленных российских сторонников передачи российской культурной собственности на Запад можно пересчитать по пальцам одной руки. Именно они сопротивляются принятию Закона о перемещенных ценностях, не желая ставить решение вопросов их сохранения под контроль законодательной власти. Отсутствие закона объективно способствовало бы формированию психологии волюнтаризм при решении судьбы культурных ценностей. Его принятие, напротив, положит конец чиновничьему произволу в распоряжении достоянием страны.

Перепечатка из газеты "Век", 1998, № 24 (290).