Руссист>>> Общественный инспектор >>> Статьи В.К.Фатеева


Валерий Константинович ФАТЕЕВ

главный специалист по вопросам охраны памятников Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Другие статьи автора:


РЕМБРАНДТА НА КЕНИГСА БЕЗ ДОПЛАТЫ (реституция)

ТИХАЯ РЕСТИТУЦИЯ (реституция)

ВИРАЖИ ВОКРУГ ВИТРАЖЕЙ (реституция)

БИТВА ЗА ДЮРЕРА (реституция)

CОКРОВИЩЕ НИБЕЛУНГОВ - ДЛЯ КОВБОЕВ (реституция)

КАК ПРОДАЮТ ИСТОРИЮ (реституция)

КАК ОТДАВАТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ! СЕРЕБРО НАЦИСТОВ (реституция)

У ПОДНОЖИЯ МАВЗОЛЕЯ

(Предварительный список памятников истории и культуры Москвы уничтоженных или искаженных при Юрии Лужкове )

ПРОТИВ ЛОМА-2
(Памятники истории и культуры, находящиеся под угрозой в Москве )
Позабыт, позаброшен древний домик в Москве


Нынешнее состояние культурного наследия Москвы вызывает серьезную тревогу. И не только из-за фактической бесхозности многих памятников или желания денежных мешков "приспособить" памятные объекты под свои нужды, выжав из них максимум прибыли. Многие объекты культурного наследия попросту недоступны для осмотра и контроля за их состоянием как со стороны общественных инспекторов, так и государственных надзорных органов. Происходит это потому, что ряд памятников нахо пятся на территориях режимных зон города Москвы. К сожалению таких зон в Москве становится всё больше. Продолжают функционировать и старые, советских времен режимные территории. К таковым, например, относится территория завода точных приборов, расположенная в границах бывшей Немецкой слободы на пересечении Старокирочного переулка и Бауманской улицы. Здесь среди заводских корпусов затерялся известный, московский памятник "Дом Анны Монс", а по другому - "Дом Ион дер Гульста", представляющий собой кирпичные палаты второй половины 17 века, украшенные барочными наличниками.
История палат окружена мифами, главным героем которых является русский царь Петр I. По одному из них в доме жила возлюбленная Петра Анна Монс, по другому - хозяином палат был лекарь Царя некий Фон дер Гульст, сопровождавший Петра в его многочисленных поездках. Москвичам больше полюбился романтический, миф о Царе, влюбленном в красавицу Анхен, поэтому дом окружен был ореолом таинственности и пользовался известностью у жителей столицы. Своим вниманием не обходили памятник и специалисты-реставраторы, историки Москвы.
В 1987 году в связи с расширением завода памятное здание, хорошо видимое до этого со стороны Старокирочного переулка, было закрыто новым заводским корпусом. После обстройки палат об их судьбе и состоянии никакой, информации не появлялось.
Обо всем этом шла речь на "круглом столе", организованном программой "Служба спасения" радио "Культура," 91,6 FМ 9 ноября 2007г. Участие в обсуждении вопросов сохранения дома, и других потаенных и забытых памятных объектов культуры в Москве приняли один из первых исследователей памятника известный реставратор Инесса Ивановна Казакевич, московский краевед Александр Викторович Можаев, историк Наталья Андреевна Домашнева, специалист по работе с памятниками Московского городского отделения ВООПИиК Валерий Константинович Фатеев и ведущая программы Ольга Дубицкая.
Инесса Ивановна рассказала о начале работ по, изучению дома и его состоянии в 1950-е годы. В то время он использовался в качестве объекта жилого фонда. В его стенах проживало несколько семей. Архитектура дома была в сохранности. В ходе работ были проведены натурные обследования здания, начаты архивные изыскания. Кое-какие документы тогда удалось обнаружить. Дом был построен во второй половине I7 века и украшен голландскими наличниками, относящимися к более раннему времени. В 1950-е годы исследования не удалось завершить, реставрация памятника также не была осуществлена.
Историк Наталья Домашнева рассказала о происхождении названия Старокирочного переулка. Некогда здесь стояла "старая" кирха Немецкой слободы. Существовала в слободе и "новая" кирха. Память о них и сохранилась, закрепившись в названиях переулков. Наталья Андреевна поведала слушателям и о возможных владельцах знаменитых палат, считавшихся в то время дворцовым зданием. Скорее всего здесь жил домашний лекарь Петра I Фон дер Гульст, верно служивший русскому царю. По документам известно, что он умер во время одной из поездок Царя вдали от Москвы.
На вопрос слушательницы, жившей в конце минувшей войны на территории бывшей слободы, не является ли одно из кирпичных строений на соседнем участке недалеко от палат зданием 17-го века и не связано ли оно с владельцами нашего памятника, Наталья Андреевна дала отрицательный ответ. Древних памятников рядом с домом Фон дер Гульста больше нет. Гипотетически строителем дома мог быть создатель стоящего в отдалении Меншиковского дворца зодчий Аксамитов.
Тему недоступности некоторых памятников старой Москвы затронул и сотрудник Московского городского отделения ВООПИиК Валерий Фатеев. Уже около сорока лет москвичи и, даже, инспектора городских органов охраны памятников не имеют возможности увидеть съезжую палату - главное административное здание Кадашевской слободы по Кадашевской набережной, 32. Никакие ухищрения здесь не помогают. Ни в 1960-е, ни в 2000-е годы пройти к этому памятнику федерального значения не удавалось. Сегодня никто с уверенностью не может подтвердить сохранность этого объекта культурного наследия. И это не единственный случай. К примеру, палаты древнего Воровского подворья, перенесенные Петром Дмитриевичем Барановским в 1960-х годах с одного из участков застройки Китай-города на новое место в Ипатьевском переулке, так и стоят там в металлическом контейнере за палатами Симона Ушакова. Слава Богу, памятник еще цел! Но может случиться так, что место, где он находится, понадобится под строительство очередного офиса или автостоянки. И тогда, прощай еше один свидетель старины! А ведь имеется проект реставрации этих палат, разработанный в 1970-х годах архитекторами мастерской №13 Управления "Моспроект-2". Но помнит ли об этом кто-нибудь сегодня ? Для того, чтобы сделать дом Фон дер Гульста доступным для москвичей, нужно вывести его в городскую среду, как это сделано было в 1980-е годы с церковью Рождества в Старом Симонове. Нужен проход со Старокирочного переулка к памятнику. Такой, вариант доступа к палатам предлагало в 1987 году городское отделение ВООПИиК, но это предложение тогда не нашло поддержки. Еще одна возможность - просить мэра Москвы включить палаты в программу реконструкции и реставрации Лефортова, широко рекламируемую московской прессой. Вполне разумно было бы отказаться от строительства новоделов на территории Лефортовского парка, охватив памятно-охранными и реставрационными мероприятиями объекты культурного наследия, находящиеся на противоположном берегу Яузы, включая наш ныне забытый памятник и Меншиковский дворец. Но здесь нужно волевое решение мэра столицы и, разумеется, огромные средства.
Александр Можаев предложил для раскрытия палат вывести завод точных приборов за пределы заповедной зоны. Это было бы наилучшим решением проблемы. Однако, задача эта очень сложная и, вероятно, неосуществимая в ближайшей перспективе. И всё же сохранность памятника, столь уникального должна, быть обеспечена при любой, степени доступности. Это в полной мере относится и к двум древним зданиям, расположенным друг против друга по обе стороны Лубянки: палатам Хованских и палатам Пожарского. Памятники е настоящее время скрыты от людских глаз, превратились в дома-призраки. Мы имеем право знать в каком состоянии они сейчас находятся и когда будут явлены для всеобщего доступа, право на который, нам гарантировано действующей. Конституцией. К сожалению, в Моске её памятники, стоящие у всех на виду и находящиеся в процессе реставрации необратимо искажаются архитекторами, осуществляющими автореский надзор за работами. Так, например, случилось с палатами Казакова (владельца) в Ивановском переулке недалеко от Исторической библиотеки. Древний лицевой кирпич здания с характерной, обработкой, в виде "ёлочки" наподобие той, что видна на кирпичах церкви Владимира в Старых садах, сбивается по прямому указанию архитектора. Б результате памятник лишился выразительности и исторической уникальности. Виновником этого варварства является архитектор, осуществляющий архнадзор и проявивший, в данном случае безграмотность и непрофессионализм.
В результате прошедшего обсуждения было отмечено, что ценнейшая часть культурного наследия Москвы оказалась вне поля зрения общественности и государственных органов охраны памятников истории и культуры. Эти объекты в настоящее время находятся под угрозой разрушения. Нужны значительные усилия общества и руководства Москвы, а также профильных министерств и ведомств для возвращения упомянутых объектов культурного наследия к целевому использованию. Москвичи и все, кому дорога столица России, ее неповторимый облик,должны приложить максимум усилий к сохранению нашего национального достояния.

ДЕКАБРЬ 2007