КОРОЛЬКОВ Николай Кузьмич "Никто не освобождал нас от памяти" - М., Фонд имени И.Д.Сытина, 2000. - 264 с., : ил.


Даты жизни и деятельности Н.К.Королькова

1924, 21 июля - родился в д.Арсеньево, Моховского района, Орловской области в семье крестьянина-бедняка
с 1931 по 1942 гг. - учился в школе
1939 г. - вступил в члены ВЛКСМ
с 1942 г. - работал в Мытищинском горкоме комсомола
1942 г. - добровольно ушел в ряды Красной Армии. Служил в Краснознаменном Балтийском флоте.
1945 г. - стал коммунистом
1947 г. - после демобилизации из рядов Красной Армии поступил учиться в Московский юридический институт
1948 г. - вступил в брак с Кармией Дмитриевной Земляновой 1949-1952 гг. - заместитель, председатель Болтинской промартели, Мытищинский район
1950 г. - родилась дочь Валерия
1952 г. - секретарь исполкома Мытищинского райсовета
1952 г. - избран первым секретарем Мытищинского городского комитета ВЛКСМ
1954 г. - избран секретарем МК ВЛКСМ
1956 г. - родилась дочь Лариса
1957-1959 гг. - первый секретарь Московского областного комитета ВЛКСМ
1959 г. - член президиума Союза спортивных обществ и организаций СССР
1959-1960 гг. - первый секретарь Балашихинского городского комитета партии
1960 г. - первый секретарь Щелковского ГК КПСС 1961-1968 гг. - заведующий отделом Московского областного комитета КПСС
1968-1987 гг. - президент Федерации хоккея с шайбой СССР
1968-1985 гг. - заместитель председателя исполкома Московского областного совета
1985-1997 гг. - заместитель председателя президиума Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК)
с 1997 по 1999 гг. - председатель Центрального совета ВООПИиК
1999, 24 декабря - скоропостижно скончался в Москве. Похоронен на Кунцевском кладбище.

Награды

Орден Трудового Красного Знамени (1966, 1971)
Орден "Знак Почета" (1985)
Орден Отечественной войны 2-й степени (1985)
Десятки медалей СССР, НРБ, ЧССР, ГДР, ПНР. Среди них:
"За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."
"За оборону Ленинграда" (1943)
Нахимова (1947)
"За освоение целинных земель" (1958)
"За отвагу на пожаре" (1981)
"Ветеран труда" (1986)
"Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов" (1998)
"1500 лет Киеву"
"100 лет освобождения Болгарии" (НРБ)
"Борьба за мир" (ГДР) и др.


КОРОЛЬКОВ Николай Кузьмич "Никто не освобождал нас от памяти" - М., Фонд имени И.Д.Сытина, 2000. - 264 с., : ил.

Книга воспоминаний Н.К.Королькова, добровольца Великой Отечественной войны, ветерана, орденносца, председателя Центрального совета ВООПИиК. В книгу включены также воспоминания о нём его друзей.

Мы приводим здесь посмертные "Слова, которые не успели сказать при жизни", посвящённые Николаю Кузьмичу его друзьями.

 

Не стареет душой ветеран: Из статьи, написанной к 75-летию Н.К.Королькова

Наши годы - наше богатство. Это гордо звучит для тех, кто не прятался за спиной товарищей, кто жил полнокровной жизнью Страны советов, не тлел, а горел. В лихую годину без колебаний вставал на защиту Отчего дома, как в недавнем великом прошлом, так и сегодня. В этом смысле по-настоящему богата жизнь Николая Кузьмича Королькова. Конечно же, семья, любовь близких, верные друзья, встречи с интересными (порой историческими) людьми - все это и составило бесценный жизненный багаж обаятельного и мудрого Николая Кузьмича Королькова, вступившего в строй семидесятипятилетних.
Родился Николай Кузьмич 21 июля 1924 года в семье бедного крестьянина деревни Арсеньево Бородинского района Орловской области. Как писал поэт:

Изба крестьянская,
Хомутный запах дегтя,
Божница старая,
Лампады кроткий свет...

Маленьким мальчиком за знаниями ходил в школу за восемь километров туда и обратно. Восьмиклассником в 1939 году Николай вступает в члены ВЛКСМ, а в девятом классе его избирают секретарем комитета комсомола школы. Он проявил себя прекрасным организатором и к аттестату о среднем образовании получил от педагогического коллектива памятный подарок с автографами учителей, скрепленный большой школьной печатью.
С началом Великой Отечественной войны Николай Кузьмич возглавил молодежь города Костино (ныне известный город Королев Московской области). О работе, которую проводили комсомольская организация школы и молодежь города в поддержку фронта, писалось не раз в районной газете "Путь к коммунизму", в том числе и о "личном примере" секретаря комитета ВЛКСМ Н.Королькова.
В начале 1942 года он участвовал в формировании отряда комсомольцев-добровольцев, главным образом из числа девятиклассников, а вскоре и сам ушел на фронт. Воевал на катерах, защищая "Дорогу жизни" осажденного немецко-фашистскими захватчиками Ленинграда. Затем в составе морской пехоты участвовал в освобождении Риги.
В июне 1947 года Николай Кузьмич после демобилизации из Военно-Морского флота поступил на учебу в Московский юридический институт. На втором курсе женился и перевелся на заочное отделение. Свою трудовую деятельность начал в качестве заместителя, а затем и председателя Болтинской промартели. В конце 1951 года его назначают секретарем исполкома Мытищинского райсовета.
В мае 1954 года Николай Корольков избирается первым секретарем Мытищинского ГК ВЛКСМ, а через два года - первым секретарем Московского обкома комсомола. С 1959 года работает первым секретарем Балашихинского горкома КПСС, а затем - первым секретарем Щелковского горкома партии.
С 1961 года Николай Кузьмич Корольков работает в должности заведующего отделом оргпартработы Московского обкома партии, а в 1969-м утверждается заместителем председателя исполкома Мособлсовета.
Неоднократно избирался в руководящие органы партийных, советских, профсоюзных и ряда общественных организаций. Он был делегатом многих высших комсомольских и партийных съездов. Николай Кузьмич был членом Советского комитета защиты мира.
Особо надо отметить его двадцатилетнюю работу в качестве председателя Федерации хоккея СССР. Его огромный организаторский талант позволил нашим спортсменам в полной мере реализовать свои возможности и показать всему миру преимущества советской хоккейной школы, ее коллективистского характера. Тогда гремели имена Всеволода Боброва, Виктора Альметьева, Владимира Петрова, незабвенного Валерия Харламова. В то время стартовали братья Майоровы, Старшиновы, Фирсов с его знаменитым "щелчком", вратарь Владислав Третьяк и другие выдающиеся советские хоккеисты.
Заслуги Николая Кузьмича Королькова перед Родиной и народом были отмечены высокими государственными наградами: орденами Отечественной войны 2-й степени, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом "Знак Почета" и многими медалями, среди которых такие, как медаль Нахимова, "За оборону Ленинграда", "За освоение целинных земель". Среди других наград Николая Кузьмича следует особо отметить малую золотую и большую серебряную "Медали ВДНХ" и медаль Всемирного Комитета защиты мира.
За многие годы плодотворной деятельности Н.К.Корольков встречался с видными деятелями культуры, спорта и политики. Среди них президенты многих стран, руководители коммунистических, социалистических и рабочих партий В.Ульбрихт, Ле Зуан, Цеденбал, Жорж Марше, Жак Дюкло, Луис Корвалан и др. Теплые отношения связывали его с отрядом космонавтов, в частности с Ю.Гагариным. Н.К.Корольков с особой теплотой отзывается о дружбе и многочисленных встречах и беседах с В.Н.Челомеем, выдающимся писателем Леонидом Леоновым. И сейчас, работая председателем Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, он тесно сотрудничает с академиками Б.А.Рыбаковым, Б.Л.Раушенбахом, А.Л.Яншиным, В.Л.Яниным, видными писателями В.Г.Распутиным, П.Л.Проскуриным и др.
Николай Кузьмич часто вспоминает о том, что делалось в период его работы в Московской области, и горд тем, что удалось внести и свой значительный вклад в развитие и становление учреждений культуры, народного образования, здравоохранения, хоккея с шайбой, в укрепление общественного порядка, в организацию народных дружин, которыми он руководил, возглавляя областной штаб ДНД.
Ныне Николай Кузьмич выступил в роли организатора торжественного чествования в связи с их столетиями со дня рождения великих советских полководцев: Г.К.Жукова и К.К.Рокоссовского. Как первый заместитель президента Межрегионального общественного фонда "Выдающиеся полководцы и флотоводцы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг." он организовывал торжественные заседания, устраивал художественные выставки, концерты с участием ветеранов войны и молодежи в Центральном музее Великой Отечественной войны (на Поклонной горе), в Центральном музее Вооруженных Сил РФ, посвященные пятидесятипятилетию величайших сражений за Москву, Сталинград, Ленинград, на Курской дуге и по освобождению Белоруссии, а также праздничные мероприятия, посвященные годовщинам Победы в Великой Отечественной войне.
Желаем нашему дорогому товарищу долгих лет жизни, здоровья и успехов в дальнейшей работе на благо нашего Отечества.
В.А.Боярский,
А.М.Коряжкин,
В.Л.Круглов,
М.П.Одинцов,
Б.И.Стукалин,
В.Ф.Стукалин,
А.Я.Сухарев,
С.С.Эльманович,
члены президиума Комитета памяти Маршала Советского Союза Г.К.Жукова.

Июль 1999 г.

Нас вела дорога дружбы

Только одну неделю не дожил Николай Кузьмич Корольков до интригующего порога третьего тысячелетия, о котором с волнующим любопытством мы говорили накануне. Двадцать третьего декабря 1999 года, где-то около 16 часов после тревожного похода в Госдуму мы вышли из машины, не догадываясь, что это в последний раз
Как сейчас вижу, стоит он передо мной у калитки неприметного, воспетого Пушкиным нащокинского особняка, утомленный, озабоченный, и в присущей ему манере отрезает: "Нет, дорогой Саша, пока не до отдыха. Я обещал встретиться с молодыми птенцами "дворянского гнезда". И как бы извиняясь, а может быть, оправдывая внуков и правнуков родовитых предков Гончаровых, Нащокиных, Пушкиных, добавляет: "Понимаешь, они не причем Зов предков Согласен?.."
Отвечаю: "Сущая правда, но надо же и о себе подумать, отдохнуть?" Молча улыбнулся По привычке обнялись, договорились: утром, как всегда, встречаемся на Фрунзенской набережной. А назавтра потрясенная Кармия Дмитриевна, жена и ангел-хранитель его жизни, поведала самую печальную весть: "Коля скончался!"
Прошел год. И мало и много. Дни и месяцы, промелькнувшие в круговерти событий. И в то же время как бы тянется долгая пустота
В голове неотступно прокручивается эпизод с "дворянством", в котором весь Корольков с его обязательностью и чувством долга. Так уж был он устроен; сказал, пообещал, и конечно, сделал, чего бы это ни стоило.
Свыше сорока лет вела нас дорога дружбы, не омраченная даже мелкими житейскими неурядицами. Я видел его в разных ипостасях: и на посту вожака подмосковной комсомолии, и когда он возглавлял партийные организации крупных районов, был членом бюро и заворгом обкома партии столичной области и долгие годы вел труднейшие участки правоохранительной работы, культурного строительства, образования, культуры, здравоохранения, спорта, будучи заместителем председателя Мособлисполкома. Везде - моторность, головная боль вечно ищущего, всегда обязательного человека, радость, что открыл новую больницу или стадион, построил мемориал героям-панфиловцам, помог человеку в беде Кажется, никто не был более счастливым на свете, когда Николай возвращался с очередного зарубежного ледового "побоища" с неизменной победной командой советских хоккеистов. Ведь это он, Корольков, в те шестидесятые годы был президентом федерации хоккея Союза ССР.
Вместе мы стояли в почетно-траурном карауле у гроба И.В.Сталина, были непосредственными участниками съездов комсомола и знаменитых международных фестивалей молодежи, неединожды вместе представляли свой родной комсомол за рубежами Родины. Как сейчас, вижу его на митингах и трибунах, слышу его страстные, взволнованные речи патриота России, зовущего к миру, к дружбе
Его все волновало: и судьба урожая на подмосковных полях, и карибский кризис, и все ли будет ладно с очередным полетом космонавтов, к которому он был причастен, потому что центр их подготовки размещался в Щелково, где Николай Корольков был первым секретарем райкома.
Особыми страницами в летописи его жизни стали годы кипучей деятельности во Всероссийском обществе охраны памятников истории и культуры.
Вспоминается, каким нелегким, прежде всего психологически, был его переход с крупной партийно-государственной работы. Незадолго до этого он отказался от предложенного ему высокого поста заместителя Генерального прокурора Советского Союза. Ведь Корольков слыл не только эрудированным перспективным руководителем, но и, будучи юристом по образованию, блестяще проявил себя в долгие годы кураторства правоохранительных органов области. Именно по его инициативе была создана лучшая в стране система их взаимодействия с населением, ширилось профилактическое движение общественности по укреплению правопорядка, к сожалению, потом при "демократах" в "бозе почившее".
Припоминаю, как сам патриарх юстиции, Генеральный прокурор Роман Андреевич Руденко, дважды приглашавший на беседу Николая Кузьмича, просил тогдашних работников отдела административных органов ЦК КПСС повлиять на Королькова по поводу перехода в прокуратуру. Не получилось. Любил Подмосковье! И вот теперь он волею судеб в ВООПИиКе. В то время по традиции возглавляли это солидное Всероссийское общество заместители председателя правительства России по должности. Королькову, как заместителю, предстояло везти "воз" практической работы. Поначалу мне казалось, что Кузьмич тяготится новым назначением. Но когда он стал увлеченно рассказывать о "самой гуманно-патриотической" организации, чудесных академических именах деятелей науки и культуры, бескорыстно спасающих культурно-исторические святыни от разрушения и разграбления, когда он стал советоваться, кого бы из "верхов" поднять на реставрацию панорамы Бородинского поля и Исторического музея, памятников борцам с фашизмом, только тогда более понятными стали причины его стартовой неуверенности. Сказывалась генетическая корольковсая скромность, дескать, справлюсь ли, хотя и со знакомым хозяйством, но ведь теперь уже всероссийским.
Не только справился, но и показал пример профессионализма и мужества. Только Корольков смог в условиях безбрежной дезинтеграции и суверенизации России приостановить разрушение ВООПИиК, побудить премьера Черномырдина перешагнуть порог Исторического музея и распорядиться о реставрационных работах, чтобы спасти отечественные шедевры. Он первый провел пресс-конференцию и выступил с публичным телевизионным обличением московской власти, задумавшей превратить памятник петровского подворья в очередной бизнес-центр новоявленных нуворишей. Надо было видеть, с каким упорством, с какой принципиальностью он отстаивал роль общественности и самого Всероссийского общества охраны памятников при подготовке закона о защите культурного наследия. И если страна, дай Бог, наше культурное и духовное наследие отстоит от поголовной приватизации, от "легального" вывоза за границу библиотечных и других культурных ценностей, то ныне здравствующие россияне и их потомки должны вспомнить добрым словом Николая Кузьмича Королькова.
Не могу не сказать и о принципиальной патриотической позиции моего друга и боевого соратника в годы вандализма псевдодемократов, поднявших руку на святыню нашего народа - Победу в Великой Отечественной войне против фашизма. Нам, живым участникам фронтовых сражений, особенно больно было видеть, с какой наглостью и цинизмом волкогоновские и подобные извращенцы заново переписывают историю нашей Победы, глумятся над героическими подвигами Красной Армии, обливая грязью ее прославленных полководцев.
Именно в этот период у нас родилась мысль выступить в защиту наших кумиров - маршалов Жукова, Рокоссовского, Василевского и других военачальников, поскольку сами они уже не могли ответить злопыхателям. Как мы и ожидали, инициатива пришлась по душе многим патриотам, особенно ветеранам войны. Так возник межрегиональный общественный фонд "Выдающиеся полководцы и флотоводцы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов". Его учредителями выступили Комитет памяти маршала Г.К.Жукова, некоторые ветеранские организации, видные общественные и государственные деятели. Его членами стали бывшие министры В.А.Аболенцев, В.В.Деменцев, Д.П.Маслюков, Б.И.Стукалин и др. Первым заместителем президента фонда единогласно был избран Н.К.Корольков, Председателем попечительского Совета - адмирал флота Советского Союза В.Н.Чернавин.
И на этом новом поприще Николай Кузьмич оставил неизгладимый след. Прежде всего он сделал все, чтобы подчинить идеям патриотического воспитания молодежи объединенный потенциал двух организаций - Фонда "Полководцы" и ВООПИиК, как бы слил воедино исторические даты и памятные места. Его личной заслугой явилось проведение в честь юбилейных дат Победы широко представительных собраний ветеранов и молодежи, научно-практических конференций в мемориальных комплексах Подмосковья, на Поклонной горе, в Музее Вооруженных сил, выступлений на них выдающихся военных деятелей, членов семей и соратников прославленных полководцев. Значимым событием явилось издание под эгидой Фонда мемуаров маршала К.К.Рокоссовского и воспоминаний А.М.Василевского, открывающих вместе с мемуарами Г.К.Жукова страницы памяти и о других выдающихся защитниках Родины.
Судьба подарила мне счастье десятилетия жить, трудиться, делиться радостями и печалями с неординарной личностью. Внешне неброский, я бы даже сказал, ничем особо не выделяющийся, разве только застенчивостью проницательного взгляда, он на самом деле был богатырской натурой, человеком больших принципов, слова и дела, подчинившим всего себя без остатка служению Родине.
Как всякий умный, совестливый человек, он был предельно скромным и ранимым, скорее переживая боль не за себя, а за несправедливость обидчика. Видел, чаще догадывался, как он болезненно воспринимал "дистанцирование" вчерашних "друзей", которым улыбнулась служебная фортуна, нарочито не шел к ним на поклон, казалось бы, в безвыходных обстоятельствах. В то же время в нем всегда восхищало заботливое, трогательное отношение к дружбе, да и просто к товариществу, к чистоте и порядочности. Никогда не забыть его переживаний в связи с разносом, а затем снятием с высокого столичного поста члена бюро МГК Михаила Федоровича Давыдова, который не испросив "верхи" восстановил в партии гонимого и известного в то время государственного деятеля - "примкнувшего" Д.Шепилова. Он остался верен дружбе с опальным Давыдовым до конца его жизни, включая годы его собственной нравственной слабости, помогал вытащить из постигшей его (по своей же вине) беды. Вместе с нашими давнишними друзьями Борисом Ивановичем Стукалиным и Юрием Михайловичем Мариничевым, а также собратом по комсомольской юности Виктором Федоровичем Стукалиным мы видели, как Николай Кузьмич сопереживал судьбу Ивана Коровкина, которому давно по совместной работе в области благоволил и привил те же чувства к нему и нам. Только что сам пережив второй инфаркт и узнав о тяжком неизлечимом недуге Ивана, бросился спасать друга, подключил всех, кого мог, а когда тот, смертельно больной, стал на глазах таять, несколько раз в жару навестил его в санатории им. Герцена. Подобные поступки добра и соучастия не просто примеры, а жизненный почерк Королькова.
Мне кажется некорректным было бы вторгаться в личную жизнь моего друга. Ее отзвуки, конечно, доходили и до меня. Но одно мне не хотелось бы оставлять тайной за семью печатями, ибо часто и, я думаю, далеко за пределами родственного круга, она становилась похвальной явью для многих.
Свидетельствую: он любил Вас, Кармия Дмитриевна, я это понял еще в 1958 году, когда мы, оказавшись на Всемирной выставке в Бельгии, буквально выкраивали минуты и бегали в поисках для вас элегантных часиков и модных тогда дамских сумочек при явном "дефиците" валюты. Позже он не раз вспоминал о своих рыцарских замашках, которые, как он повторял, не шли ни в какое сравнение с тем теплом и уютом, которым Вы одарили его на всю жизнь. Был я и свидетелем его несказанной отцовской радости, когда дочери Лариса и Лера собирались на школьный выпускной бал, а потом становились специалистами и делали своего отца дедушкой. А как он гордился внучкой - будущей балериной!
Словом, он остается в нашей признательной памяти живым, олицетворением широкой русской души. Его мудрость, неторопливая рассудительность орловского простолюдина удивительно сочеталась с обворожительной улыбкой интеллигента в самом высоком значении этого слова.
Вместе с бесчисленными почитателями таланта и добрых дел нашего друга на благо России мы говорим ему: "Вечное спасибо и светлая память тебе, наш незабвенный друг!"
А.Я. Сухарев.

Память сердца

В середине пятидесятых годов на одном из торжественных мероприятий в Тимирязевской академии мне вручили Почетную грамоту Московского обкома ВЛКСМ. Учась в аспирантуре, я тогда активно работал в комсомоле академии. Эту грамоту подписал Н.Корольков.
Фамилию я хорошо запомнил. В апреле 1960 года, работая уже в Московском обкоме КПСС, помощником первого секретаря обкома партии по сельскому хозяйству, на партийном активе я встретился с Николаем Кузьмичом. Он уже был первым секретарем Щелковского ГК КПСС. Мы разговорились с Николаем Кузьмичом. Он пригласил приехать в район, познакомиться на месте, как идут дела в этом пригородном и очень важном районе. Запомнилась его доброжелательность, проницательность и какая-то хитринка во взгляде.
Через некоторое время Николай Кузьмич на бюро обкома был утвержден заведующим отделом организационно-партийной работы Московского обкома КПСС. Мы стали чаще встречаться, совместно работать по подготовке многих документов, в том числе и докладов для первого секретаря обкома КПСС. При этом было немало дискуссий и горячих споров. Он говорил: "Евгений, ты все стараешься больше дать материалов по экономике, по технологиям производства в сельском хозяйстве, а ведь это доклад партийный, нужно говорить о кадрах, о людях, о том, что их движет для получения высоких результатов, как они живут, с какими трудностями встречаются". Здесь он был прав, у меня тогда было недостаточно партийного опыта.
Должен сказать, Николай Кузьмич принес много нового в работу этого ведущего подразделения обкома КПСС. В партийных организациях стало проводиться больше интересных мероприятий, содержательней стала учеба партийных кадров. Николай Кузьмич умел отстаивать свою точку зрения, которая не всегда совпадала с мнением руководства.
Как-то в минуту отдыха Николай Кузьмич, хитро прищурясь, сказал мне: "Тебе не надоело на этой работе? Ты же прирожденный организатор, руководил многотысячной комсомольской организацией в академии, ученый, вот уже два года в обкоме партии, Первый тебя хвалит, но на этой работе ты закиснешь, да и что впереди? Нужно идти в район, там настоящая школа". Тут он, как говорится, словно в воду смотрел. Я действительно стал тяготиться однообразием своих обязанностей и все чаще подумывал о районной работе. Через неделю при встрече Николай Кузьмич как бы мимоходом заметил - жди беседы у первого секретаря Г.Г.Абрамова.
И вот мы уже едем с Николаем Кузьмичом в Ступино. Накануне бюро обкома КПСС рекомендовало меня Ступинскому райкому партии для избрания первым секретарем РК КПСС. По дороге мы говорили о предстоящей моей новой работе. Но что особенно запомнилось - это напутствие Николая Кузьмича всегда видеть главное в работе, прежде всего видеть людей, их нужды, а то за посевами кукурузы, надоями молока можно потерять человека. Уметь выслушивать, глубже изучать возможности каждого руководителя, не давить, а искать новые пути, чтобы твои соратники смогли раскрыть свой потенциал, свои возможности. Запомнилась фраза: "Не задирайся, будь доступен, умей выслушать каждого человека".
Все это говорилось от души, как-то по-отечески строго и осело у меня в душе на всю жизнь. После Ступинского райкома партии были другие должности секретаря МК КПСС и первого секретаря Брянского обкома КПСС, министра СССР и первого заместителя председателя Совета Министров РСФСР. Но я всегда помнил первый толчок, первую путевку в эту "большую дорогу", которую мне дал Николай Кузьмич Корольков. И таких путевок у Николая Кузьмича были сотни.
Долгие годы мы дружили, встречались семьями и всегда эти встречи меня обогащали. Он был хороший, обязательный друг, который приходил в трудную минуту на помощь. Очень одаренный и разносторонне образованный человек, настоящий интеллигент! Ему предлагали большую работу, но он прикипел к Московской области и, надо сказать, многое сделал для нее, особенно в развитии культурной сферы. Круг его интересов как заместителя председателя Московского облисполкома был широк: работа школ, средних и высших учебных заведений, клубы, дома культуры и театры области, создание условий для деятельности художников Подмосковья, организация их выставок, которые при Николае Кузьмиче впервые начали регулярно проводиться. А сколько он сил и энергии вложил в строительство в г. Москве областного театра. Все руководство области занималось этим объектом, но Николай Кузьмич каждый день жил этой стройкой.
Нельзя не сказать об огромной работе Н.К.Королькова по сохранению и восстановлению памятников истории и культуры. В Подмосковье более пяти тысяч памятников, которые находятся под охраной государства. Вместе с начальником областного управления культуры, Виктором Яковлевичем Азаровым, они многое сделали для возрождения этих исторических ценностей.
Вспоминаю такой факт. Николай Кузьмич и Виктор Яковлевич проявили настойчивость, чтобы я посмотрел дом-музей Чехова в Мелихове. В эту пору я работал секретарем МК КПСС, отвечал за сельское хозяйство. И ведь неспроста пригласили. Стыдно мне было за руководителя местного совхоза. Рядом с домом-музеем стоял разваленный скотный двор, тут же была яма с навозной жижей. Все вокруг запущено. Конечно, нашлись деньги на строительство нового скотного двора, кстати, перенесли его подальше от музея. Позже мне не раз приходилось бывать в этом музее. Работали там скромные, замечательные, преданные своему делу люди. Моя супруга Юлия Михайловна помогала приобрести для музея саженцы вишни для создания вишневого сада.
Последние годы Николай Кузьмич работал председателем Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Можно сказать, он вдохнул новую жизнь в эту очень важную для нашей страны и народа организацию.
Творческая интеллигенция всегда с большим уважением относилась к Николаю Кузьмичу. Он оставил в этой жизни большой след, но, мне казалось, далеко не до конца раскрылся его талант и его способности. Может быть, одна из причин кроется в том, что он никогда не хитрил, не подлаживался и не подстраивался к мнению начальства, был принципиальным. Это не всегда нравилось вышестоящим руководителям. Но такой был Николай Кузьмич, наш дорогой друг и товарищ.
Е.И.Сизенко,
академик, вице-президент РАСХН

Чтобы люди в Подмосковье жили лучше...

Успешная деятельность любого руководителя, на мой взгляд, напрямую зависит от того окружения, с кем он работает. Могу сказать, что и поныне считаю одним из самых удачных кадровых назначений приглашение на работу в Мособлсовет своим заместителем Николая Кузьмича Королькова. Человек он к тому времени уже был хорошо известен, зарекомендовал себя прекрасно на партийной и комсомольской работе. Его ценили как инициативного, творческого, увлекающегося, ответственно относящегося к порученному делу работника. Дело же, которое я ему намеревался поручить, - одно из самых непростых. Это - народное образование, здравоохранение, культура и все, что входило в обязанности главного управления внутренних дел Мособлсовета. Как видите, тут не только чиновник, добросовестный исполнитель требовался, а самостоятельный руководитель, способный спрашивать с подчиненных и зажигать их новыми идеями, развивать творческую самодеятельность на местах. Что особенно важно: не заниматься одним говорением о трудностях, о значимости своего участка, а каждодневно добиваться на нем благотворных перемен.
Советский работник должен был осознавать, что он на самом переднем крае - народ в нем видит исполнителя своих надежд и чаяний, с чьей помощью могут реально улучшиться дела в той сфере, от которой зависела полнокровная духовная жизнь граждан, их семей, детей. Это важно для каждого человека!
Наша Московская область хоть и развивалась бурными темпами, но в первую очередь приходилось восстанавливать разрушенные войной предприятия, строить МТС, налаживать работу в колхозах и совхозах. А вот на улучшение материальной базы, к примеру, школ долгое время денег нам выделялось мало, всего на строительство десяти-двенадцати школ в год. Николаю Кузьмичу и предстояло совершить крутой перелом в этой установившейся традиции. И он с первого дня начал организовывать работу в районах, добиваясь, чтобы крупные предприятия дополнительно выделяли деньги на строительство учебных заведений. И вскоре это стало давать свои результаты. Мы начали собирать еще столько же средств на строительство школ, то есть уже строили по двадцать школ в год. А однажды нам удалось ввести за год двадцать девять школ. Как правило, школы строились из сборного железобетона за два года. В первый год завершался нулевой цикл, а во второй год шла сборка здания и отделка его. Вводить школу требовалось к первому сентября, к началу учебного года. И тут огромные заслуги Николая Кузьмича, который был душой этой работы в Подмосковье многие годы.
Это же самое можно сказать и о детских дошкольных учреждениях, средств на строительство которых также выделялось недостаточно. И здесь Николаю Кузьмичу удалось поправить дела.
Два слова о культуре. Кинотеатров в области строилось много, а вот домов культуры и театров мало. На это денег Госпланом не выделялось. В Московской области было шесть драматических театров, но лишь один Ногинский театр имел свою базу. Остальные же ютились в мало приспособленных помещениях, где проводили репетиции, а затем выезжали на гастроли в районы. И вот Николай Кузьмич вносит предложение построить хороший театр в Москве, но наш, областной театр, где артисты могли бы проводить и свои репетиции, и давать спектакли и концерты. Он нашел участок земли в Кузьминках, где не было поблизости театров. Николай Кузьмич все везде согласовал. Мне же дал "поручение" решить с В.Ф.Промысловым вопрос о выделении земельного участка под театр. Я с радостью это сделал. И теперь театр этот как добрая память о Николае Кузьмиче.
Можно было бы приводить подобные примеры и по здравоохранению области. В городе Жуковском надо было построить хорошую больницу. Там расположены два института военной промышленности ЦАГИ и МИА. Николаю Кузьмичу удалось объединить средства этих институтов и областные и сообща построить больницу, оснащенную самым первоклассным оборудованием.
Факты убедительно подтверждают, как много сделал Николай Кузьмич за время работы в Мособлсовете для того, чтобы люди жили в Подмосковье лучше.
А каким он был прекрасным товарищем! Все в коллективе его любили и уважали. Он действительно сплачивал наш небольшой коллектив сотрудников Мособлсовета. Всегда был активным, зажигающим, жизнерадостным человеком. Вспоминаются хотя бы еженедельно устраиваемые им наши волейбольные сражения. Да, этот человек любил жизнь и прожил ее достойно.
Н.Т.Козлов,
бывший председатель Мособлсовета

Читайте эту книгу!

В разговорах при наших встречах Николай Кузьмич никогда не говорил мне, что работает над своими воспоминаниями. Только после его смерти мне об этом сказала Кармия Дмитриевна. И вот передо мной мемуары безвременно ушедшего из жизни моего бывшего коллеги по совместной работе, большого и настоящего друга. В моей памяти достаточно четко и ясно восстанавливаются многие события того времени, когда мы с ним вместе самозабвенно трудились в Мособлисполкоме и были непосредственными соучастниками поистине больших и серьезных социально-экономических преобразований в нашей области. А вот как произошла первая очная встреча в августе 1968 года. Николай Кузьмич уже работал в должности заместителя председателя Мособлисполкома, а я в тот период времени трудился в качестве одного из руководителей Главмособлстройматериалов. Когда шел к нему на прием, то представлял себе забуревшего чиновника, который навряд ли захочет пойти навстречу практически незнакомому ему молодому человеку. И каково же было мое удивление, когда я только вошел в кабинет, а он стремительно встал из-за стола, по-товарищески обнял меня за плечи, внимательно посмотрел в глаза и спросил: "Давай, выкладывай, с чем пожаловал?" И я почувствовал вскоре, что ведем мы разговор как бы на равных.
Николай Кузьмич умел тонко строить свои взаимоотношения с людьми, которые обращались к нему по любому вопросу. К такому заключению я пришел уже значительно позже, когда в 1975 году меня также назначили заместителем председателя Мособлисполкома. Прекрасно помню, как только в первый раз зашел в свой новый кабинет, буквально через пять-десять минут ко мне заходит улыбающийся Николай Кузьмич. Он дружески, предельно ясно объяснил мне, какой ответственный пост я занял теперь и какая меня ждет очень трудная и порой непредсказуемая работа. Николай Кузьмич этим разговором не пугал меня, а дружески мобилизовывал на очень напряженный ритм деятельности.
Спустя какое-то время создалась весьма щепетильная ситуация. Я занимался капитальным строительством, а Николай Кузьмич, как известно, курировал вопросы культуры и здравоохранения, народного образования и административных органов области. Проблемы в его сфере, прямо скажем, были архизлободневными, исключительно важными, а порой очень острыми, решать их надо было оперативно, быстро, все это требовало больших профессиональных знаний, настойчивости, нередко изобретательности и смелости. Я признаюсь честно, порой просто недоумевал, а больше восхищался, как успевал Николай Кузьмич практически на каждое заседание президиума исполкома подготовить вопрос по своей тематике, пригласить на заседание всех ответственных лиц, остро и аргументировано выступить на нем и, как правило, привлечь затем к решению того или иного вопроса всех замов председателя. Конечно, без участия областных строителей практически не рассматривался ни один вопрос: школы, детские сады, больницы и поликлиники строить надо было, исторические памятники архитектуры надо было реставрировать, объекты культуры в городах и селах Подмосковья надо было возводить. И вот удивительный, казалось бы парадокс: Николай Кузьмич постоянно стремился включать в план строительства как можно больше своих объектов, а иногда даже настаивал на дополнительном включении в план того или иного, как он выражался, архиважного для всей области объекта, а я, естественно, из-за постоянного перегруза объемов строительно-монтажных работ Главмособлстроя всегда вынужден был возражать. Дело доходило до очень жарких споров на президиумах исполкома. Но что особенно важно подчеркнуть: наши с ним человеческие взаимоотношения никогда не нарушались, а со временем переросли в настоящую дружбу. Я всегда очень дорожил этой дружбой.
Мы часто выезжали с ним на строящиеся объекты, проводили там оперативные совещания, привлекали к строительству все заинтересованные службы, и районные и областные, вместе с ним, скажем так, нередко принимали участие в торжественных митингах по случаю завершения строительства какого-либо важного объекта.
Ездили мы с ним на одной машине, и было в пути о чем поговорить двум заместителям председателя, а тем более, что один из них всегда считал коллегу своим наставником по многим вопросам и работы и просто жизни. И, перечитывая сейчас страницы воспоминаний Николая Кузьмича, я ловлю себя на мысли, что мы как будто снова в машине возвращаемся из очередного объекта, и он мне рассказывает, как добровольцем ушел на фронт, в каких острых дискуссиях ему приходилось участвовать... Немало разговоров было и просто на житейские темы: как хронически не хватало времени на воспитание двух своих дочерей, какую испытал радость, когда стал самостоятельно ходить внук Сергей, как вдруг неожиданно проиграли в городки команде "Ильичево", в которой заглавным городошником выступал Василий Иванович Конотоп, и что в следующую субботу состоится ответственная встреча по волейболу с командой Моссовета, где четвертым номером нападения выступал один из его друзей Борис Васильевич Никольский. Я читаю об этом в его воспоминаниях и прокручиваю написанное через призму своей работы, своих собственных забот о воспитании двух дочерей...
Все именно так и было: постоянно напряженный ритм работы, хроническая нехватка времени (едешь с совещания, на котором только что выступал, и готовишься в машине к следующему выступлению), постоянные встречи с людьми и огромный груз ответственности. Николай Кузьмич всегда очень остро чувствовал свою высокую ответственность прежде всего перед собственной совестью, своими делами всегда это доказывал.
В своих воспоминаниях Николай Кузьмич пишет, к примеру, как он пробивал строительство областного драматического театра в Москве. Это действительно была в тот период времени архисложная задача. И только большой организаторский талант Николая Кузьмича, глубокие профессиональные знания особенностей строительного производства как со стороны заказчика, так и со стороны подрядной деятельности, а также большая вера в правильность принятого решения о необходимости строительства театра именно в Москве принесли желаемый результат.
Театр построен. Сейчас там располагается культурно-общественный центр администрации Московской области.
Николай Кузьмич был демократичен в том смысле, что всегда заинтересованно выслушивал мнение других, но если думал иначе, выдвигал контраргументы до тех пор, пока не разубеждал оппонента или без упрямства соглашался с его доводами. Причем, ему всегда доставляло удовольствие беседовать с таким человеком, который компетентен в вопросе и может квалифицированно отстоять свое мнение. Николая Кузьмича обошла стороной привычка думать, что он обязательно должен что-либо сказать по любому поводу и в любом случае. Он никогда не был нудным и властным. Владел удивительным качеством разговаривать абсолютно на равных и с подчиненными и с начальством. Из огромного количества профессиональных, организаторских и просто чисто человеческих положительных качеств Николая Кузьмича я хочу особо подчеркнуть одну черту его характера, но которая, как в свое время сказал наш известный классик, дорогого стоит - это какое-то удивительное, исходящее из глубины души, по-настоящему радостное и даже ласковое отношение к своим близким друзьям. Я всегда относил себя к его истинным друзьям и постоянно ощущал на себе это его удивительное качество.
Последний раз мы встретились с Николаем Кузьмичом 1 октября 1999 года в Кремлевском Дворце съездов по случаю празднования семидесятилетия образования Московской области. Озадачил он меня тогда вот таким вопросом: "Ты, - говорит, - мое мировоззрение на общественно-политическую обстановку в стране знаешь. И после долгих лет наблюдений и анализа я пришел к твердому убеждению, что нынешний российский базарно-рыночный капитализм есть не что иное, как социальный механизм утилизации человеческих пороков". И тут же подкрепил свое определение несколькими очень убедительными примерами. "Но я, - говорит, - никак не могу понять, почему в этих условиях я получаю большое моральное удовлетворение от моей повседневной работы, как в добрые старые времена?" (Николай Кузьмич в последнее время возглавлял Всероссийское общество по охране памятников). Я тогда сразу даже не смог ответить ему на такой вопрос. И только сейчас, после его смерти, я, пожалуй, нашел на него правильный ответ. Все дело заключается в том, дорогой Николай Кузьмич, что твои интеллектуально-духовные параметры всегда и в значительной степени преобладали над меркантильными и коммерческими. И вот, когда в массовом сознании у наших российских предпринимателей и бизнесменов, а также у наших политиков и власть имущих начнут набирать силу, станут преобладать именно такие приоритеты, то неизбежно наступят и серьезные успехи в общественно-политической и экономической сферах в нашей стране. Я в этом нисколько не сомневаюсь.
Что меня больше всего поразило в этой книге? Это, несомненно, искренность и правдивость автора. А это значит, что книгу Николая Кузьмича будут читать представители нашего поколения и, что очень важно, молодежь. Она обнаружит в этой книге не только историю одной человеческой жизни, но и одновременно рассказ об истории становления нашей Московской области, всей нашей тогда еще могучей страны за последние полвека. Такой, какая она представлялась настоящему человеку, преданному патриоту своего Отечества!
Читайте эту книгу, и вы поймете, что очевидным и бесспорным является тот факт, что главное, на чем держится и процветает любое стабильное общество и государство - это отношение к человеку, отношение к личности. Всю свою сознательную жизнь именно этот критерий исповедовал Николай Кузьмич Корольков.
Читайте эту книгу!
В.И.Виноградов

Таким он запомнится...

9-го мая 2000 года народы нашей Отчизны отметили пятьдесят пятую годовщину Победы в Великой Отечественной войне. Но память о тех событиях и людях, отстоявших независимость нашей Родины, останется на века.
Уходят из жизни ветераны войны и ветераны трудового фронта. Уже год, как не стало Николая Кузьмича Королькова, стойкого воина-патриота, прошедшего войну. Он часто повторял: "Воинов Красной Армии, тружеников тыла, ковавших Победу, можно характеризовать несколькими словами: героический советский народ!" Да и сам он был достойным представителем своего народа, героического поколения, обеспечившего не только Победу под фашизмом, но и восстановление страны в послевоенные годы, ее развитие как великой социалистической державы.
Более тридцати лет мне пришлось совместно работать с Николаем Кузьмичом. За это время многое можно увидеть в человеке: и хорошее, и его недостатки. Для многих из нас это был прежде всего опытный и доброжелательный руководитель. Со многими людьми он встречался и многим помогал, наставлял, как лучше организовать порученное дело.
Таким мы его знали, когда он работал заведующим организационно-партийным отделом Московского обкома партии. А с приходом в Московский облисполком все мы, работавшие под его кураторством, по-настоящему оценили такие его черты, как человечность, требовательность, принципиальность, чувство товарищества.
Народное образование, здравоохранение и культура - это очень непростые сферы жизни людей. Мне, как бывшему начальнику главного управления культуры области вместе с ушедшими из жизни Алексеем Васильевичем Блохиным, работавшим начальником управления кинофикации области, Ларисой Семеновной Андреевой, заведующей областным отделом народного образования, Валентиной Петровной Гринавцевой, начальником Главного управления здравоохранения области, приходилось очень часто по служебным делам встречаться с этим добрым человеком. Не всегда у нас все получалось. Разговор нередко был непростым. Но каждый раз мы получали поддержку, уходили от него, четко представляя, что и как надо делать.
За период работы Николая Кузьмича заместителем председателя облисполкома в Подмосковье было построено много прекрасных школ, учреждений здравоохранения, дворцов и домов культуры, кинотеатров. Все мы понимали, что у областных организаций, расположенных в Москве, была крайняя необходимость иметь свой очаг для проведения различных мероприятий. Таким очагом стал общими усилиями построенный областной Дом искусств в Кузьминках. А сколько усилий проявил Николай Кузьмич, чтобы ввести в строй госпиталь для инвалидов Великой Отечественной войны в Крюково Солнечногорского района! Сам трудился на совесть и от нас того же требовал. По завершении строительных работ многое сделал для оснащения госпиталя оборудованием и мебелью.
Николай Кузьмич любил историю своего Отечества. Был инициатором восстановления и реставрации многих памятников истории и культуры. При его участии были проведены значительные работы по ремонту и восстановлению исторических архитектурных ансамблей: Сергиево-Посадской Лавры, музеев П.И.Чайковского в Клину, Звенигородского, Серпуховского, Чеховского и Мурановского. Он помог в сооружении памятников: двадцати восьми героям-панфиловцам в Волоколамском районе, Виктору Талалихину в Подольске.
Николай Кузьмич любил свою семью - дочерей, внуков. О супруге Кармии Дмитриевне всегда говорил с особым тактом и уважением любящего человека.
Те, кто знал Николая Кузьмича, его семью, кто встречался с ним по работе и на отдыхе, питали к нему самые добрые чувства. Его жизнь - достойный пример для подражания. Он всегда был в движении - сделать больше, сделать лучше.
В последние годы Николай Кузьмич возглавлял Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. И на этой большой общественной работе остался верным себе, своим принципам и стилю работы и общения с людьми. Его девиз - быть всегда с людьми-созидателями!
Таким он навсегда запомнился всем, кто работал, дружил, общался с ним.
В.Я.Азаров,
председатель Московского областного совета ветеранов.

Он жил и работал по совести

С Николаем Кузьмичом Корольковым судьба свела меня в 1974 году, когда я работал председателем Егорьевского исполкома горсовета. Мы строили в городе крупный больничный комплекс. Стройка шла тяжело. Не хватало рабочих рук, хороших отделочных материалов, сложного медицинского и другого оборудования. По этим и другим причинам в проект постоянно вносились изменения. Строители нервничали, все шло к срыву установленных сроков ввода важного для района и области объекта. Николай Кузьмич, работая в ту пору заместителем председателя Мособлисполкома, отвечал за вопросы здравоохранения, просвещения, культуры, курировал правоохранительные органы. Он позвонил мне по телефону и предложил провести совещание, связанное с работой на больничном комплексе, попросил подготовить мероприятия по коренному улучшению хода строительства и обозначить вопросы, требующие неотложного решения со стороны областных организаций. Было понятно его беспокойство. Под угрозой невыполнения оказался областной план, что влекло в дальнейшем к уменьшению финансирования области со стороны Госплана СССР по строчке здравоохранение. Это была наша первая очная встреча. Меня удивило, что при осмотре строящегося больничного комплекса и обсуждении хода строительства не было обычных в ту пору разносов строителей. Николай Кузьмич очень внимательно выслушал всех участников совещания, подробно рассмотрел представленный проект мероприятий, внес в него свои коррективы. Договорились также о механизме контроля за принятыми решениями. Он еще несколько раз приезжал в Егорьевск, пока не убедился, что на строительстве больницы дела улучшились. Стройка была объявлена народной. Все предприятия и организации города вложили в строительство больницы свою лепту, а Николай Кузьмич, будучи всегда в курсе дел, скрупулезно выполнял принятые на себя обязательства, подключал к работе областные организации. Больница была введена в эксплуатацию. Сейчас это большой больничный городок с больницей на пятьсот коек, родильным домом, поликлиникой.
Понятно, что таких объектов в Московской области было много. В каждом городе и районе строились новые больницы, школы, детские сады, учреждения культуры. В г. Москве строился областной театр, реконструировался областной клинический институт МОНИКИ. Во всех этих делах оставил частицу своего сердца Н.К.Корольков.
Общение с Николаем Кузьмичом, в бытность моей работы в Егорьевске, не ограничивалось только проблемами строительства. Круг его интересов был очень разнообразным. С его участием в Егорьевском районе отрабатывались предложения по профориентации учащихся школ, и по результатам этой работы был проведен областной семинар. Николай Кузьмич уберег меня от административного наказания за то, что, нарушая решение Мособлисполкома, я настоял на передаче нового здания, построенного для торговых целей, городской библиотеке, которая до этого находилась в убогом подвальном помещении. Он активно помогал мне в подготовке пленума ГК КПСС по вопросам соблюдения в районе социалистической законности.
С февраля 1981 года работая заместителем председателя Мособлисполкома, будучи его коллегой, я понял, что его жизненное кредо - жить и работать по совести. А это совсем непросто. Корольков имел неоспоримый авторитет в аппарате исполкома, а в нашей среде зампредов был негласным лидером. С его мнением считались. Он нередко вступал в серьезные противоречия с работниками обкома партии, принципиально отстаивал свою позицию в МК КПСС и Советах Министров СССР и РСФСР. Когда мы, его коллеги, спрашивали, зачем ему это нужно, ведь было ясно, что его мнение не будет воспринято, он отвечал, что все понимает, но по-другому поступать не может. Он очень ценил целеустремленных, инициативных, умных людей.
На одном из кадровых совещаний в пример другим были поставлены ответственные работники за то, что после окончания рабочего дня они еще долго задерживаются, работая сверхурочно. На это Николай Кузьмич очень метко подметил, что хвалить надо тех, кто работает головой, а не тем местом, на котором сидят. Сам он работал, не считаясь со временем, то есть сколько нужно для дела. Вместе с тем он умел отдыхать и старался привлечь к активному отдыху своих коллег по работе. Каждую субботу было обязательным для всех правилом приехать к семнадцати часам на спортивную площадку в Барвиху, чтобы сыграть в волейбол и затем попариться в бане, где в неформальной обстановке обсуждались разные вопросы. Зимой Николая Кузьмича можно было встретить на лыжной прогулке в подмосковном лесу. Не раз он предлагал мне бросить все дела и составить ему компанию в посещении выставки или музея.
Отвечая за вопросы строительства в области, я был в постоянном контакте с Николаем Кузьмичом, так как, по сути, он был главным заказчиком по строительству школ, больниц, детских дошкольных учреждений, объектов культуры. Эти стройки были всегда первоочередными. Не все шло гладко, даже чаще наоборот, но никогда по его инициативе не ставился этот вопрос на бюро МК КПСС или исполкоме Мособлсовета с целью наказания строителей. Он всегда искал пути реального решения вопросов. В то же время был жестким, когда видел разгильдяйство и явную волокиту, удивительно четко чувствовал грань правды и лжи. Люди, которые с ним работали, верили ему и очень дорожили его доверием. В частности, казалось, что он как-то особенно доверяет мне, что у нас особенно хорошие отношения. Потом я узнал, что такие же чувства испытывали и другие люди, общавшиеся с ним.
Еще тогда, работая в исполкоме Мособлсовета, за всеми большими и трудными обязанностями, которые он нес на своих плечах, у него было два любимых дела - это охрана, восстановление и реставрация памятников истории и культуры Московской области и работа на общественных началах президентом федерации хоккея СССР.
О последнем почему-то мало говорят и совсем не пишут, но он был не почетным президентом, а отдавал этой работе много сил и времени, пользовался заслуженным уважением не только в отечественном, но и мировом хоккее. Нужно просто вспомнить, что в бытность Королькова во главе федерации наш хоккей достиг самых высоких вершин. Мы неизменно были первыми на самых престижных международных турнирах. Достаточно сказать, что в его время наши хоккеисты просто разгромили прославленных канадских профессионалов в Москве, а затем у них дома. Я вспоминаю, когда канадцы грубо провели один из матчей в Москве, Николай Кузьмич пригласил руководство их команды на беседу. Обещая не допускать грубости в последующих матчах, профессионалы просили "господина" президента повлиять на хоккеистов советской сборной, которые, по их словам, мастерски, скрытно от судей проводят грубые приемы и этим провоцируют их на ответную грубость. Об этой беседе Николай Кузьмич подробно рассказывал нам, своим коллегам по работе. Он постоянно ездил со сборной страны на мировые первенства, отстаивал интересы отечественного хоккея, участвуя в заседаниях Всемирной федерации хоккея.
Николая Кузьмича интересовали не только проблемы команд, он вникал в решение возникающих бытовых и других вопросов хоккеистов и тренеров. Он лично знал многих из них и рассказывал о них с отеческой гордостью и любовью.
Я вспоминаю одно из заседаний исполкома Мособлсовета, на которое Николай Кузьмич опоздал, хотя мы несколько минут назад у него в кабинете уточняли совместную позицию по обсуждаемому на заседании исполкома вопросу. Он пришел растерянным, в работе исполкома практически не принимал участия. "Что случилось?" - спросил я во время перерыва. "Мне только что сообщили, что в автомобильной катастрофе на Ленинградском шоссе погиб Валерий Харламов", - ответил он мне. Имя этого хоккеиста тогда знали все. Это был суперигрок мирового класса. Николай Кузьмич горевал: не стало человека, которого он очень уважал, для него это была личная потеря.
Реставрация памятников истории и культуры была предметом его особой заботы. В те времена на эти цели отпускалось не так уж много денег, и Николай Кузьмич привлекал средства на цели реставрации, откуда только мог и следил за их освоением с особым пристрастием. Он сделал все, чтобы в составе областной строительной организации "Главмособлстрой" был создан специализированный трест "Мособлстройреставрация". Он лично участвовал в создании реставрационной базы этого треста, подбирал кадры его руководителей. Это не входило в его обязанности, но он считал это своим делом, и мы, строители, не протестовали против этого. Он делал это лучше, чем мы.
В Московской области большое количество памятников, подлежащих сохранению. В помощь реставраторам приходилось привлекать общестроительные тресты, которые были всегда перегружены работами на других объектах, среди которых были оборонные, социальные, то есть очень важные, подконтрольные партийным и советским органам областных, федеральных и союзных уровней. Зная, что в лоб этот вопрос не решить, Николай Кузьмич говорил примерно так: "Давай съездим вдвоем в Шахматове на праздник поэзии, посмотрим места, связанные с жизнью Александра Блока. Там в д. Тараканово сохранилась церковь, где он венчался с Любовью Менделеевой". Отказать ему было очень трудно, да и самому было интересно побывать в таких местах. Мы, конечно, ехали и встречались с людьми, которые показывали, что они делают, чтобы сохранить для будущих поколений память о дорогих русскому человеку великих соотечественниках, говорили нам о проектах восстановления, и невозможно было отказать им в помощи. Корольков наивно удивлялся, как это они узнали о нашей частной поездке, но что делать, мы же представители советской власти и должны принимать правильные решения. Тогда я сердился, а сейчас с благодарностью вспоминаю наши поездки в Абрамцево, Бородино, Звенигород, Вязёмы, Середняково, Новый Иерусалим и другие многочисленные исторические места Московской области. И пусть не все получалось, что хотелось бы сделать, но польза от этих поездок была огромная. Николай Кузьмич заряжал всех энергией, которая заставляла считать эту работу очень важной. По-видимому, он знал, что аура, которая существует в местах, где вершилась история России, где жили и творили наши великие предки, будет постоянно беспокоить наши души.
Наши рабочие взаимоотношения с Николаем Кузьмичом были очень хорошими. Незаметно они, как мне кажется, переросли в мужскую дружбу. До конца его жизни была потребность во встречах и тогда, когда уже долгие годы нас не связывала совместная работа. Мне казалось, что и Николаю Кузьмичу эти встречи были желательны, так как часто их инициатором был он сам. Когда я еще работал в исполкоме Мособлсовета, а затем в администрации Московской области, он заходил ко мне. В последние годы, в основном, встречались у него в ВООПИиК. Участником этих встреч часто бывал бывший председатель исполкома Мособлсовета Василий Серафимович Пестов. За чашкой чая мы обсуждали проблемы перестроечной России и много говорили о Московской области, которую он беззаветно любил. Николай Кузьмич рассказывал о своей работе в ВООПИиК, о встречах с интересными людьми и обязательно - о внуках, которых очень любил и гордился их успехами. На одной из этих встреч он поведал и о книге, которую пишет для них. Перед уходом обязательно посещали выставку картин или фотографий, которые с большим вкусом и любовью устраиваются в главном зале ВООПИиК.
Он был полон планов и идей. Говорили и о здоровье, которое у Николая Кузьмича давало серьезные сбои. Предложения уйти на отдых им не воспринимались, и в последнее время на эту тему разговор не заводился. Наша последняя встреча была в декабре 1999 года, незадолго до его преждевременной кончины.
И.Муравьёв

Строка, вписанная в историю, не померкнет никогда

За годы, прошедшие после образования нашего Общества, у него уже имеется своя богатая история. В ней рядом соседствуют и радость общих побед, и горечь утрат. Но в целом - это история самоотверженной борьбы подлинных подвижников отечественной культуры за сохранение тех материальных памятников, с помощью которых наши далекие и недалекие предки передавали в грядущие века свое представление о духовных и нравственных ценностях, о красоте и величии родной земли. Долг современников, получивших в наследство от прошлого это драгоценное культурное достояние, - передать их поколениям, идущим на смену, сберечь, не дать погибнуть.
Две с половиной тысячи лет назад на Бехистунской скале близ города Хамадан в Иране по приказу царя Дария I был высечен клинописью текст, в котором излагались события, происходившие в государстве ахеменидов. И вот какие поучительные строки адресовали нам древние: "Ты, который в будущие дни увидишь эту надпись, которую я приказал вырубить на скале, или эти изображения, - не разрушай их! Но оберегай их, пока можешь". Мне кажется, слова эти всегда служили путеводной звездой в повседневной работе Николая Кузьмича Королькова все те годы, когда он возглавлял Центральный совет ВООПИиК. Он был, насколько я знаю, четвертым по счету руководителем общества. Его решительность при отстаивании тех позиций, за которые выступала наша общественная организация, ответственность и, главное, удивительное умение найти наиболее приемлемый путь для достижения желаемых результатов всегда приятно радовали, если не сказать больше, восхищали.
Николай Кузьмич возглавил Общество, пожалуй, в самый сложный период его существования - в период резкой ломки общественных представлений о значимости самой борьбы за сохранение отечественного культурного наследия, в период, когда сиюминутные рыночные выгоды вступали в острое противодействие с самой идеей сохранения истинных ценностей народа.
Что же помогло Николаю Кузьмичу в столь сложное время неустановившихся положений и представлений уберечь само Общество, суметь активно продолжать его решительные выступления против чиновничьего произвола, разгула страстей тех, кто бездумно призывал к тотальному разрушению и разворовыванию культурного наследия страны, занять твердую непоколебимую позицию в борьбе за защиту каждого конкретного памятника истории и культуры в России? Безусловно, этому во многом способствовали его личные, природой заложенные качества и богатейший организаторский опыт.
Есть неоспоримые истины, которые, к сожалению, часто остаются втуне, не всегда отчетливо проявляясь в профессиональной деятельности конкретных личностей. Одна из таких истин относится к мастерству быть руководителем, особенно если тебе предстоит объединять усилия очень разных людей. Николай Кузьмич не стыдился учиться у специалистов, обогащался знаниями, прислушивался к их советам, и это придавало его действиям особую профессиональную выразительность. Он умел быстро и точно отобрать необходимые материалы, информацию. Природная интуиция помогала ему вырабатывать верный взгляд на проблему, определять наиболее соответствующий моменту алгоритм действия, объединяющий усилия всех нас, его соратников, и в итоге добиваться весьма значимых позитивных результатов большого масштаба. Так получилось, например, с проведением акций в защиту Государственного исторического музея и его досрочным открытием, с оказанием поддержки развитию ряда подмосковных музеев - Архангельского, Мураново, Абрамцево.
В продолжающейся сегодня нашей борьбе за сохранение культурного и исторического наследия народа нам будет долго не хватать бойцовских и полководческих качеств дорогого Николая Кузьмича Королькова. А его личный вклад в это патриотическое дело, верю, навсегда сохранится в памяти народной.
Е.М.Пашкин,
заместитель председателя президиума Центрального совета ВООПИиК,
профессор

Охрана памятников сегодня - это защита Отечества

Николай Кузьмич обладал удивительным талантом понимать, где беда, и приходить на помощь. Думаю, что именно поэтому он - крупный государственный работник, общественный деятель, у которого за плечами было уже много добрых дел, - встал на защиту нашего историко-культурного наследия. Он понимал, опираясь на свой жизненный опыт, что охрана памятников сегодня - это защита Отечества, ее главного сокровища, без которого нет будущего. Своим авторитетом, мудрым словом, человеческим обаянием Николай Кузьмич объединил под этим святым знаменем людей разных специальностей, разного возраста, политических воззрений.
Его слово было веским, речь - убедительна, всегда живая, полная русского лукавства, с острым словцом, которое обезоруживало оппонента. Я помню, как блестяще Николай Кузьмич провел пресс-конференцию по проблемам охраны исторической среды в Москве - городе, где многое строится, но многое и разрушается. Его принципиальная позиция, обозначенная безусловно, не оставляла сомнений и прозвучала не только вовремя, но и предостерегающе, подводя итоги выступлениям ведущих специалистов и общественных деятелей в этой области.
Общение с Николаем Кузьмичом доставляло не только удовольствие, оно было поучительно, заряжало энергией, призывало к действию... Как рано ушел от нас этот сильный, духовно богатый, милосердный человек...
А.П.Кудрявцев,
президент Российской академии архитектурных и строительных наук,
ректор Московского архитектурного института,
заместитель председателя президиума Центрального совета ВООПИиК